Янв
17

Законы загонной охоты. Часть шестая, предпоследняя. Арсенал и снаряжение охотника

Вообще тут имеет смысл хотя бы кратко рассказать о загонной охоте как таковой. Может быть, не все штудировали охотничью периодику последние пять лет. В общем, охота эта состоит в том, что группа стрелков встает на заранее оговоренные места (т.н. номера), часто в линию, на которую другая группа – загонщики – гонят зверя. Перед началом охоты все занимают свои места, дальше следует сигнал к началу, и загонщики шагом с криками и шумом двигаются в сторону стрелков. Звери, оказавшиеся в загоне, убегают от шума и выскакивают на кого-то из стрелковой линии. Тут, конечно, зевать нельзя, иначе старания всего коллектива могут пойти насмарку. Когда загонщики выходят на стрелков подается сигнал окончания загона. Раньше сигналы и начала и окончания подавались рогом, сейчас звонят по мобильнику, хотя рог тоже, кажется, используется.

Нож Roselli

Незнание закона не освобождает от ответственности. Зато знание — запросто.

Станислав Ежи Лец

Традиционно ключевую роль в мировой финансовой системе играет Британия. Сегодня опираясь на различного рода статистические данные роль Британии в мире подчас недооценивается. Между тем, нынешняя статистика скорее не проясняет, а затемняет картину реальности. Значимость Британии не сводится только к могуществу лондонского Сити.  Непреходящее значение имеют генетические связи британской банковской и инвестиционной системы с ФРС, банками Европы и ориентированными во вне банками китайского мира, в первую очередь, гонконгскими и сингапурскими. Немаловажно и то обстоятельство, что Британия прямо или косвенно контролирует большинство серьезных оффшорных зон, где паркуется не мелкий бизнес, а расположены собственнические компании наиболее крупных корпораций из самых различных стран мира. Ну и естественно нельзя забывать многовековые традиции британской разведки, до сих пор сохраняющей свое лидирующее положение.

В Британии последние годы были приняты два решения по интересующей нас теме. Первое относится к изменению в сторону ужесточения законодательства, связанного с налогообложением. Последние два-три года запущены меры, связанные с преследованиями за укрывательство от налогообложения при помощи использования оффшоров. Здесь возникает некая парадоксальная картина. С одной стороны налицо ужесточение законодательства, повышение эффективности финансовой разведки, гораздо более тщательный, чем раньше мониторинг финансовых потоков, идущих в оффшоры и обратно в Британию. С другой стороны сама Британия и особенно ее заморские территории, а также страны, входящие в Британское Содружество Наций являются ведущими оффшорными зонами. Это противоречие решается по-британски элегантно. Давным-давно британские аристократы написали на своих знаменах: «Британия превыше всего». А Джордж Оруэлл проницательно заметил: «Все животные равны, но некоторые из них равнее». Соответственно, британцы борются с уклонением от уплаты налогов и бегством в оффшорные гавани, но жертвами этой борьбы, как правило, оказываются не коренные англичане, а новые британцы. Кстати, относится это не только к налогам. Недавно весь мир обсуждал историю миллиардера Мердока и его медийной империи. Мало кто из аналитиков отметил в этой связи, что вообще говоря, Мердок, хотя сердце его империи расположено в Лондоне, является отнюдь не англичанином, а австралийцем.

В прошлом году в Великобритании был принят новый закон о взяточничестве.  При всей грозности и агрессивности американского законодательства на этот счет, именно британский закон по мнению сведущих мировых деловых изданий является наиболее жестким и эффективным. Эффективным – с какой стороны не посмотри, включая и тему нашего поста. Не зря по обе стороны океана новый британский закон рассматривается как эталон, к которому постепенно должны прийти все страны по обе стороны Атлантики.

Выделю несколько отличительных черт Закона, важных для нашей темы:

  • во-первых, он носит экстерриториальный характер и применяется за пределами Британии;
  • во-вторых, под юрисдикцию Закона попадают как британские компании и компании, имеющие свои филиалы и представительства на территории Великобритании, так и компании, имеющие дело с британскими компаниями;
  • в-третьих, в круг действия этого закона попадают не только взяткодатели и взяткополучатели, но и посредники, и даже те, кто знал или мог знать о взятке, но не предотвратил ее;
  • в-четвертых, компания оказывается предметом расследования в рамках Закона и при наличии положительных результатов соответственно объектом судебного рассмотрения даже в случае, если сама она не занималась взяточничеством, а в этом замешаны ее постоянные консультанты, контрагенты и т.п., а она об этом могла так или иначе знать.

Опять же чисто по-британски, жесткость Закона уравновешивается наличием положения, позволяющего в нужных случаях решать проблему совершенно другим образом. Законом предусмотрено, что в случае, если компания имеет специальную программу борьбы со взяточничеством и коррупцией, согласованного с соответствующими организациями, и предпринимает меры по борьбе со взяточничеством, то даже в случае нарушения Закона вопрос будет рассматриваться отдельно. Фактически это означает, что в таком случае на компанию будет наложено символическое наказание, и она сама будет решать возникшую проблему, т.е. способствовать наказанию всех, кроме самой себя. В общем, если у нас популярен принцип: бей своих, чтоб чужие боялись, то британцы исходят из подхода: пугай своих, но бей чужих.

Очевидно, что принятые в последнее время меры, связанные с борьбой с коррупцией, взяточничеством в одной стороны, а с другой стороны ужесточение налогового законодательства и контроля за финансовыми транзакциями создают прочную юридическую базу для крупномасштабной охоты на активы и капиталы.

Третьим углом мирового финансового треугольника уже длительное время является Швейцария. В международном разделении труда финансово-инвестиционных центров Швейцарии отведена уникальна двойная роль. Во-первых, это место согласования мировых финансовых интересов и страна, обеспечивающая единство мировой финансово-экономической системы даже в форс-мажорных обстоятельствах. Далеко не случайно, что в ХХ веке в годы Второй Мировой войны именно в Швейцарии обеспечивались взаимные финансовые расчеты между воюющими сторонами и проходили процессы купли-продажи активов между ними. Естественно, без участия Советского Союза. Уже в наше время в Швейцарии, например, осуществлялись контакты израильских и арабских финансистов и т.п. Во-вторых, Швейцария – это мировое место парковки крупнейших капиталов и состояний. До последнего времени страна неукоснительно соблюдала принцип банковской тайны.

В последние годы синхронно с Соединенными Штатами и  Великобританией революционные изменения, как ни странно звучит это слово применительно в альпийской республике, произошли и в Швейцарии. В последние два года Швейцария подписала с целым рядом стран и прежде всего, США, Великобританией, Германией и Францией специальные соглашения по сути отменяющие банковскую тайну. Теперь, если соответствующие службы и органы указанных стран обращаются к швейцарцам относительно необходимости выяснить владельца и размеры тех или иных счетов, то эта проблема перестает быть неразрешимой, как это было раньше. Для каждой страны и каждой группы случаев уже определены и прописаны конкретные процедуры ее решения.

Кроме того, Швейцария ввела, пожалуй, самое суровое в мире законодательство, связанное с замораживанием и конфискацией активов, как в виде денежных средств, так и ценных бумаг и других прав на собственность. В отличие даже от США и Великобритании, где законодательство достаточно жестко, в Швейцарии  для проведения мер по замораживанию и конфискации не необходимо судебное решение. Достаточно самого факта открытия уголовного дела. Причем, не только в самой Швейцарии. Иными словами, под замораживание и конфискацию могут попасть капиталы и активы любого лица, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство, причем оно может быть не обвиняемым, а просто подозреваемым. Вот такая мирная и спокойная Швейцария.

Таким образом, мировой финансовый треугольник последние несколько лет существенным образом модифицировал и ужесточил свое законодательство, а также провел комплекс мер по разведывательному, силовому,  информационному и медийному обеспечению крупномасштабных акций, нацеленных с одной стороны на борьбу с незаконными, преступными доходами и порожденными ими капиталами, а с другой – на новый передел собственности на активы в мировом масштабе.

И в заключение. В мировой юридической практике огромную роль играет прецедент. Особенно в английском и американском праве. Более того, значение прецедента выходит за чисто юридические рамки, а имеет первостепенное значение для  формирования позиции элиты и  общественного мнения в отношении тех или иных событий.

Посмотрим, что же произошло за истекший год с прецедентами, с точки зрения возможной грядущей охоты на российские активы и их обладателей:

  • В США признали виновным по всем пунктам обвинения Виктора Бута и в феврале дадут ему срок от 25 лет до пожизненного заключения. Казалось бы, все ясно. К бизнесу это отношения не имеет. Судили торговца оружием, который продавал его террористам. Забавно здесь то обстоятельство, что задолго до судебного процесса в Голливуде был снят фильм «Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли, было сформировано общественное мнение, а потом гражданин Бут был арестован в Таиланде и депортирован в США. Не будем в этом посте касаться вопроса о том, является ли Бут оружейным бароном, здесь есть совершенно разные точки зрения, ограничимся лишь констатацией того, на что обратил внимание российский МИД. Арест и экстрадиция российского гражданина в США для проведения судебного процесса в Америке явилась грубейшим нарушением международного законодательства. На территории Таиланда Бут никаких нарушений не совершал, тайское правительство к нему никаких претензий не имело.
  • В Лондоне в прошлом году проходил уникальный процесс, который должен завершиться уже в наступившем году. Речь идет о процессе Березовского-Абрамовича. Любопытно, что вопросы, связанные с расчетами по поводу российских активов разбирает Британский суд. При этом в судебном заседании  в качестве свидетелей участвуют представители российской так называемой «деловой» элиты и бывшие известнейшие государственные чиновники. Интересно почитать только что вышедшую книгу «Вердикт», содержащую протоколы этого процесса, либо просто посмотреть материалы различных российских изданий с обширными выдержками из заседаний. Ознакомившись с предыдущими постами можно без труда сделать вывод о том, что значительная часть, если не все участники процесса, так или иначе, имеют отношение к рассматриваемой нами теме.
  • Рассмотрение дел о российских активах в зарубежных судах стало делом заразительным. В прошлом же году О.Дерипаска подал иск в уголовный суд Швейцарии против В.Потанина. Так что, суды треугольника, как место разборок российских олигархов по поводу российских активов становятся понемногу уже привычным местом.
  • В прошлом году Прокуратура Германии предъявила обвинение пяти лицам, в том числе топ-менеджерам крупнейшего немецкого банка и одному известнейшему в Европе датскому адвокату в отмывании 150 млн. долларов по заказу бывшего Министра связи РФ Л.Реймана. При этом Коммерцбанк уже выплатил  7,3 млн. евро в связи с этим делом в качестве штрафов и конфискованных прибылей от незаконной деятельности. Прокуратура также распространила заявление о том, что ведет параллельное расследование в отношении самого Леонида Реймана. Во всей этой истории помимо прочего важен тот факт, что согласно сделанному заявлению перед тем, как предъявить обвинение, Прокуратура по данному делу работала пять лет. Т.е. она начала работу еще тогда, когда г-н Рейман был министром РФ.

Вот такие дела.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы