Ноя
20

Добро пожаловать в Trumpland. Белый реванш.

Избирательная кампания 2016 г. в США убедительно продемонстрировала, что, несмотря на все сложности и противоречия, американская демократия жива. Бесспорно, за Трампом и Клинтон стояли мощные элитные не только национальные, но и наднациональные группировки, чья конфигурация к тому же менялась в ходе кампании.  Однако последнее слово на выборах сказал народ.

Сегодня уже известно, что впервые в истории проигравший кандидат набрал на миллион голосов избирателей больше, чем победитель. Однако в условиях избирательной ситуации США важно не общее количество голосов избирателей,  а как оно распределилось по конкретным штатам. Поэтому для того, чтобы понять тенденции будущего, нужно, опираясь на факты, выяснить, какие группы избирателей привели Д.Трампа в Белый Дом.

В Америке значительная часть штатов из выборов в выборы голосует преимущественно за демократов или за республиканцев. Наряду с твердыми сторонниками слонов и ослов, существуют так называемые колеблющиеся штаты. На одних выборах они выбирают кандидата от республиканцев, а на других – от демократов. Политологи насчитывают семь-девять таких штатов. При этом все согласны, что семь колеблющихся штатов дают основное число выборщиков.

Посмотрим, что произошло на этот раз.

Темно-бордового цвета –  колеблющиеся штаты, которые в 2012 г. и большей частью  в 2008 г. проголосовали за Б.Обаму, а в этот раз отдали голоса Д.Трампу.  В целом, из семи колеблющихся штатов, а к ним надо добавить республиканский Мичиган и демократическую Неваду, шесть отдали голоса Д.Трампу. Не будет преувеличением сказать, что Президентом США Д.Трампа сделали избиратели трех штатов – Пенсильвании, Мичигана и Висконсина. Вместе с Айовой и Огайо они составляют так называемый «ржавый пояс». Это ядро индустриальной Америки, Америки угля и стали, машиностроения, Америки второй промышленной революции.  Именно переход электората этих штатов на сторону республиканцев и решил судьбу президентской кампании 2016 г.

Данный вывод достаточно широко представлен не только в американских, но и в российских медиа. Однако в подавляющем большинстве случаев аналитики и комментаторы ограничились констатацией: белая Америка и американский рабочий класс проголосовали за Д.Трампа и против банкиров, крупнейших корпораций и коррупционеров в Ввшингтоне.

В контексте этой, успевшей стать расхожей, аксиомы, широко бытует мнение, что за Д.Трампа голосовали более бедные слои населения, а за Х.Клинтон – новые и старые американские богатые.  Однако, по факту,  картина в целом по Америке, и в штатах ржавого пояса сложилась иная.

В целом на выборах  нищие и бедные американцы голосовали за Хиллари, а средний класс и богатые – за Трампа. Т.е. различные благоглупости, которые насочиняли аналитики, в том числе в нашей стране, не имеют никакого отношения к фактическому положению дел.

Весьма интересно, что демократам удалось почти на 10% увеличить число избирателей среди богатых американцев, которые голосовали за Х.Клинтон по сравнению с голосовавшими за Обаму. Определенных сдвигов – на 2% – им удалось достичь и у верхней части среднего класса.  Однако успехи Д.Трампа среди бедных американцев оказались беспрецедентными. За него проголосовало на 16% больше лиц с доходами менее 30 тыс.долларов, чем за М.Ромни. Прибавил Трамп и в отношении нижней части среднего класса – прибавка 6% по отношению к М.Ромни. Если бы президент избирался всенародным голосованием, то при нынешней структуре дифференциации доходов в США, успехи Хиллари у богатых принесли бы ей победу. Но поскольку президента избирают избиратели каждого конкретного штата в отдельности, то триумф Трампа в штатах ржавого пояса, обеспеченный голосами бедных избирателей и избирателей из нижней части среднего класса, принес ему окончательную победу.

При этом надо сказать, что со второй половины августа Д.Трамп и его в то время новый глава избирательной кампании, а ныне главный стратег С.Бэннер, прекрасно понимали, что ставку надо делать именно на штаты ржавого пояса. О тонкостях политтехнологий Бэннера я расскажу в отдельном посте серии. Что же касается Д.Трампа, приведу его слова, которые он часто повторял в сентябре и октябре на митингах в Пенсильвании, Висконсине и Огайо: «Я люблю малообразованных работяг. Это – самые честные и верные люди».

В США в отличие от большинства стран мира, сложилась гораздо более равномерная структура расселения и размещения производства и бизнеса. Если по всей планете промышленные предприятия и центры бизнеса практически полностью стянуты в мегаполисы, то в Соединенных Штатах, особенно в  индустриальных районах штатов ржавого пояса, производство и бизнес размещены примерно пополам в так называемых метро-районах и региональных городах. Метро-районы – это города с ядром более 50 тыс.человек  и прилегающими к ним поселениями. Региональные города имеют население от 5 до 50 тыс., а все, что меньше, относится к сельской местности.

Посмотрим, как по типам поселений распределились избиратели Трампа и Клинтон в трех ключевых штатах, приведших в Белый Дом магната недвижимости и развлечений.

Из статистических данных можно сделать следующий вывод. Мало того, что Д.Трампа Президентом сделал ржавый пояс, в штатах ржавого пояса победу ему принесла трудовая американская глубинка – маленькие города одноэтажной Америки и сельские поселения. Их обитатели заняты не столько сельским хозяйством, сколько работой на близлежащих небольших, с трудом сводящих концы с концами, предприятиях и бизнесах в маленьких городках Америки. Д.Трамп – это первый за долгие десятилетия, пожалуй, со времен Дж.Картера, президент американской глубинки и заводских окраин.

Осталось выяснить, что заставило избирателей отвернуться от демократов и отдать голоса Д.Трампу. Бесспорно, немалую роль сыграли образы Хиллари и Дональда. Х.Клинтон, мало того, что не без оснований воспринималась в американской глубинке как клептократка и преступница, олицетворение олигархического Вашингтона. Она еще с нефотогеничной внешностью и старческими недомоганиями бледно выглядела на фоне энергичного, в окружении молодой жены и красавицы-дочери, Дональда. Главное же, конечно, в ином.

Согласно Бюро статистики труда США, за последние 20 лет заработная плата работников, обладающих высшим образованием, высокими профессиональными навыками и занятых неповторяющимися операциями, возросла в реальном выражении на треть. В то же время рядовые работники со средним образованием или без него, выполняющие рутинные, повторяющиеся операции стали получать на 3-5% меньше, а занятые на предприятиях и в мастерских численностью до 10 работников, преимущественно расположенных в маленьких городках и сельской местности – на 7-9% меньше. Понятно, что ухудшающиеся жизненные условия и ненависть к преуспевающим толкнули традиционных избирателей-демократов из рабочего класса и мелкого бизнеса к Д.Трампу.

При этом подавляющее большинство американских аналитиков после выборов сделали вывод, что наряду со снижением доходов решающую роль в переходе штатов ржавого пояса на сторону Д.Трампа сыграла безработица. Безработица же связывается с перемещением предприятий промышленности и других отраслей из США в Китай, страны Южной Азии, Мексику, а также страны Латинской Америки. Собственно из этой предпосылки и исходила избирательная кампания Д.Трампа, пока ее вплоть до августа, возглавлял известный политтехнолог Пол Манафорд-младший. Именно эту, казалось бы, беспроигрышную карту разыгрывал Д.Трамп, когда поставил в центр своей избирательной кампании жесточайшие меры в отношении Китая и Мексики, виновных в бегстве американской промышленности.

Однако с конца августа, после смены многих ключевых фигур в руководстве избирательной кампанией, Д.Трампом были сделаны иные акценты. Почему они были сделаны, пойдет речь в следующем посте. Пока же подтвердим проницательность С.Бэннона и П.Тиля, которые усомнились в прямой связи между  уровнем безработицы и масштабами возможной поддержки Трампа.

Когда выборы прошли и стали известны их результаты, исследователи сопоставили долю голосующих за  Трампа с уровнем безработицы. Картина оказалась неожиданной.

Прежде чем заняться расшифровкой, сделаю несколько пояснений. Статистика приведена не по штатам, а по отдельным графствам. Американское графство – это  аналог нашего района или городского округа в мегаполисах. Выяснилось, что выбор меду Трампом и Клинтон не зависел от уровня безработицы. В настоящее время средняя безработица в США 4,9%. На президентских выборах за Трампа проголосовали графства, где уровень безработицы ниже среднего, а также избиратели традиционно республиканских штатов на Юге и в районе Скалистых гор, где наблюдается самая высокая в США безработица – выше 6%. Значительная часть графств в штатах ржавого пояса имеет безработицу на уровне 4,5-5%, и меньшая – от 5% до 6%. Соответственно, как это ни парадоксально, за Д.Трампа проголосовали избиратели не там, где предприятия переместились в основном в Китай, Мексику и Южную Азию, т.е. в штатах ржавого пояса.

Тогда, в чем же дело? Помимо гнева на Вашингтон и на снижение трудовых доходов, ключевым фактором, использованным С.Бэнноном и людьми П.Тиля для перелома электоральных настроений в пользу Д.Трампа, стали не обиды прошлого, а СТРАХ ПЕРЕД БУДУЩИМ. И эта ставка оказалась победной.

Нижняя часть приведенной выше диаграммы показывает четкое разделение избирателей графств, проголосовавших за Клинтон и Трампа. Это разделение не по уровню доходов и безработице, а по доле работников в общей численности занятых, которые выполняют, как это классифицируется Бюро статистики труда США, повторяющимися рутинными однообразными операциями. Штаты ржавого пояса – это как раз регион, где доля подобных работников составляет в среднем 50% и более от общего числа занятых. Именно в этих графствах Д.Трамп получил превосходство перед Клинтон в более чем 30% голосов. В городских же (metro) районах этих штатов, где выиграла Х.Клинтон, доля таких рабочих мест существенно менее 40%.

Бюро статистики труда США ввело отчетность по рабочим местам с повторяющимися однообразными операциями только в нулевые годы. Причиной стало начало процессов автоматизации и роботизации рабочих мест в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, а также в сфере услуг – от офисной работы до юриспруденции.

Таким образом, люди, голосовавшие за Д.Трампа боятся не столько того, что их рабочие места перетекут в Китай или Мексику, сколько нашествия роботов, дронов и автоматизированных линий. Они боятся Третьей (Четвертой) производственной революции.

Если бы раскол в элитах был между имперцами и космополитами, а среди избирателей между жителями мегаполисов и остальной Америкой, белыми и национальными меньшинствами, богатыми или бедными, это бы имело гораздо меньше потенциально опасных и разрушительных последствий не только для Америки, но и для мира в целом.  Гораздо большие риски и угрозы несет раскол Америки на три совершенно разных страны, живущие в разных временах, проявившийся на текущий выборах среди избирателей, и особенно среди элит. Подробно об этом – в следующем посте серии «Разъединенные Штаты Америки».

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы