Дек
5

Добро пожаловать в Trumpland. Wall Street forever.

В своей крайней книге «Умножающие скорбь» я подробно описала фактуру, позволяющую выделить внутри глобального домината три, хотя и связанные между собой, но чем дальше, тем больше, враждебные друг другу элитные группы. Соответственно –  гикономиксов, айтишников и т.п., завязанных на новую производственную революцию; банкстеров – хозяев глобальных финансов; и промышленников, играющих ключевую роль в традиционной индустриально-аграрной экономике, порожденной второй производственной революцией.

Отчасти зарубежные, но в основном российские, эксперты формируют мнение, что в лице Трампа реальная экономика победила виртуальную, правые популисты одержали верх над левыми неолибералами, а на место глобального мира пришла многополярная реальность. Они преподносят Трампа как самодостаточного, умного,  успешного бизнесмена, яркого представителя реальной экономики. В то же время, если почитать серьезные американские ресурсы, типа Medium, то они рисуют совершенно иную картину. Поэтому, давайте, забудем об экспертах, и посмотрим на реальные факты, которые может проверить каждый. Именно факты должны дать нам ответ, что же за «И» осталось на трубе, кто произвел и стал бенефициаром того, что ныне названо «революцией Трампа».

Прежде всего, вернемся к предыдущему посту. Выделим для себя любопытный факт. В тех немногих наиболее богатых графствах, где победил Трамп, подавляющая часть экономики, а соответственно и населения зависела от хедж-фондов, инвестиционных фирм и других финансовых институтов – в одних случаях, и от сланцевой нефтедобычи – в других. Отсюда вытекает простой вывод: за спиной Трампа стоят банкиры и нефтяники.

До некоторой степени это почти одно и то же. Почти 50 лет отвязавшийся от золота доллар своим положением в качестве мировой валюты, стал обязан, прежде всего, расчетами в долларах за нефть и другие углеводородные ресурсы. Еще во второй половине 60-х гг. прошлого века появился евродоллар, у истоков которого стояли гигантские американские банки с их контрагентами и филиалами в Лондоне и Московский народный банк – ключевой совзагранбанк, а также в целом верхушка советского руководства. Затем, уже в 70-е г. к евродолларовым расчетам, связанным с золотом и другими драгоценными металлами присоединились расчеты за нефть и газ. Здесь в коалицию с  американскими, и британскими банкстерами, а также престарелыми членами Политбюро, вошли ближневосточные короли, шейхи другие сильные мира сего. С этого момента  нефтяные магнаты стали вассалами банкстеров.

Однако делать далеко идущие выводы на основании менее чем двух десятков графств – непрофессионально. Необходимы дальнейшие изыскания. Огромным подспорьем в распознавании серых кардиналов администрации и кухонного кабинета Д.Трампа является детальный анализ советников и ключевых фигур, сыгравших определяющую роль в избрании Трампа президентом. Об этом речь пойдет в последующих постах. Пока же обратим внимание на следующее. Новый министр финансов США Стивен Мнучин и министр торговли Уилбур Росс, а также главный коммуникатор Д.Трампа с американским финансовым миром Кевин Джон Полсон – это не просто банкиры, а элита Уолл Стрита. Например, С.Мнучин – не просто топ-менеджер, а партнер и крупный акционер Goldman Sachs, с которым его семья связана на протяжении трех поколений.

Если Хиллари Клинтон, также имеющая тесные связи с Уолл Стритом, воспринимается в элите американских финансов как политическая обслуга, и в каком-то смысле приживала, то Мнучин, Росс и Полсон – это собственно говоря и есть элита Уолл Стрита. Все трое – не просто миллиардеры, а лица, сделавшие нынешние состояния в основном на горе и лишениях американцев в период ипотечного кризиса 2008-2009 гг. Мы еще вернемся к этим персонажам в контексте расследования крупнейшей ипотечной аферы, в которой все трое участвовали. Пока же обратим внимание на гораздо более важный применительно к нашей теме маркер.

Когда примерно 10 дней назад Д.Трамп на телевидении рассказал о своей программе на первые 100 дней, вместе с весьма обтекаемыми пунктами относительно репатриации эмигрантов, торговой войны с Китаем и т.п., он четко и однозначно сказал, что он инициирует налоговую реформу, связанную с сокращением налогов на богатство и бизнес, а главное начнет отмену закона Додда-Франка.

Последнее собственно и является первым по важности. Еще в 1999 г. Б.Клинтон отменил действующий более 50 лет закон Стиголла-Гласса. Закон запрещал банкам заниматься спекуляциями на фондовом рынке, и четко разделял банки и инвестиционные институты. Банки занимались кредитованием, а инвестиционные институты, которые не могли привлекать средств вкладчиков, оперировали на фондовом рынке. С отменой закона банки пустились во все тяжкие. Они быстро создали деривативы, рынок которых превысил сегодня один квадриллион долларов, превратили любые товары в активы, которыми можно спекулировать. Кстати, в значительной степени рост цен на нефть в первые почти 15 лет XXI века связан с финансиализацией и превращением нефти из товара в спекулятивный актив.

После биржевого краха в 2008-2009 гг. под воздействием самых различных групп влияния, отражавших как элитные, так и общенародные интересы,  Конгресс и Палата Представителей под серьезным нажимом администрации Б.Обамы постарались ограничить всевластие банкстеров. Несмотря на все старания вернуться к закону Стиголла-Гласса не удалось. Поэтому был принят существенно более слабый закон Додда-Франка.  В Америке его называют  Стиголл-Гласс-лайт. Д.Трамп, выражая интересы тех, кто в корне изменил судьбу его избирательной кампании, начиная с августа и вплоть до выборов, в качестве первоочередной меры провозгласил отказ от закона Додда-Франка и возвращения к банковскому беспределу.

Люди, которые не столько теоретизируют по поводу экономики, сколько зарабатывают реальные деньги на финансовых рынках, придерживаются точки зрения, что курсы различного рода активов на рынке являются едва ли не лучшим показателем реальных процессов. Рынок можно обмануть на секунды, иногда на минуты и дни, но долго обманывать рынок невозможно. При этом, оговорюсь, динамика финансовых рынков может не совпадать с экономической динамикой. Однако это несовпадение характеризует не заблуждение рынка, а несовпадение реальных ожиданий и предпочтений инвесторов с объективными процессами, связанными с производством товаров и услуг. Грубо говоря, рынок торгует в первую очередь ожиданиями и мнениями. А показатели реальной экономики – плод компромисса между фактами реальных потоков производимых благ и фальсифицированной статистикой, давно превратившейся во всех странах в политический инструмент.  В этом смысле любые рыночные данные гораздо правдивее экономической статистики, поскольку не фальсифицированы.

Чтобы понять, кто стоит за Д.Трампом,  кто реально пришел к власти в Америке, а кто проиграл, необходимо обратиться к динамике ключевых фондовых показателей. Посмотрим, как росли акции банков после победы Д.Трампа.

Вплоть до дня выборов динамика банковских акций совпадала с динамикой кредитов, выданных банками. Однако после победы Трампа связь полностью нарушилась.  Акции продемонстрировали неудержимый рост, а кредиты стали осциллировать. Инвесторы в США прекрасно разобрались, кто стоит за Д.Трампом. Повышенный спрос на банковские акции, а соответственно и рост их курса продемонстрировали уверенность инвесторов в возврате банкстеров, а соответственно и банков на лидирующие позиции в крупнейшей экономике мира и в ее политическом штабе.

Посмотрим, как прореагировали на победу Д.Трампа акции индустриальных компаний. Наиболее обобщенным показателем  динамики этих акций является Dow Jones Industrial Average.

Акции индустриальных компаний после победы Д.Трампа также выросли. Но их  рост существенно уступает динамике банковских акций. К тому же, чем дальше, тем больше, он стабилизируется. Кстати, характерно, что после объявления Трампом своей программы 100 дней, а также популистских решений прокредитовать за государственный счет несколько небольших компаний, чтобы они сохранили рабочие места и не переместили их в Мексику, индекс практически не менялся.

Теперь перейдем к самому интересному – к акциям высокотехнологических компаний, компаний новой производственной экономики. Начнем анализ с индекса NASDAQ – площадки, где в основном котируются акции высокотехнологичных компаний.

NASDAQ Composite

Несложно заметить, что после резкого падения 9 ноября индекс NASDAQ оправился, и даже продемонстрировал некоторую тенденцию к росту. Она связана с тем, что в Америке многие полагали и полагают, что Трамп периода избирательной кампании – это один Дональд, а Президент – другой. Однако 10 дней назад Д.Трамп выступил с программой 100 дней и индекс NASDAQ стал уверенно снижаться вплоть до уровня, существовавшего на день выборов.

На NASDAQ котируются сотни компаний. Далеко не все из них связаны с новой экономикой – экономикой производственной революции. Поэтому наиболее интересно посмотреть динамику курсов акций пяти наиболее капитализированных компаний Америки, которые одновременно являются флагманами производственной революции.

Начнем в Google (Alphabet).

График говорит сам за себя.

Apple Inc

У большого Яблока дела обстоят несколько лучше, чем в Google. Однако и здесь сегодняшний курс акций ниже, чем до избрания Трампа. Причем, весь отыгрыш произошел до объявления Д.Трампом программы 100 дней. С тех пор акции падают еще стремительнее, чем у Google.

Может быть, у М.Цукерберга дела лучше? Ведь сегодня практически все аналитики медиа едины в том, что огромную роль в победе Трампа невольно сыграли Twitter и Facebook.

Facebook Inc

График наглядно показывает, что головная боль у Марка Цукерберга как минимум не меньше, чем у Л.Пейджа, С.Брина с Э.Шмидтом вместе взятых.

Amazon.com, Inc.

В отличие от прочих собратьев по клубу топ-5, Марк Безос участвовал в активной полемике с Дональдом Трампом и не ожидал ничего хорошего от грядущего президентства. Действительность не обманула его ожиданий.

Б.Гейтс вместе со своим другом и единомышленником У.Баффетом видели в президентстве Трампа опасность для будущего и настоящего Америки. Теперь можно сказать, видели они опасность и для своих компаний.

Microsoft Corporation

График динамики акций Microsoft ничем не отличается от других графиков технологических лидеров. Один раз может быть случайность, два раза – флуктуация, но когда пять раз одно и то же – это четкое, не допускающее трактовок, указание на ожидание антитехнологического характера деятельности команды Трампа.

Коротко подытожим. Победа Трампа – это, конечно же, победа финансиализированной Америки. Триумф банкстеров. Что же до  Америки ржавого пояса, белых рабочих окраин и городков, сельских поселений Америки, то их избиратели очередной раз оказались использованы для решения чуждых им задач. С крушением СССР 25 лет назад трудящиеся нигде и никогда не побеждали. Их только использовали те или иные группировки элит.

В Америке в 2016 г. финансисты, используя хорошо зарекомендовавший себя в XX веке правый популизм, нанесли поражение гикономиксам. Однако, представляется, что эта победа может быть Пирровой. Как не крути, две трети экономики приходится на штаты, которые поддержали Клинтон. При этом, сама Клинтон, как уже указывалось ранее, также представляет банкстеров. Однако в случае Клинтон, банкстеры вступили в союз с потенциально более сильной группировкой – элитой новой экономики. В лице Трампа финансиализированная Америка действовала без прикрытия. Она практически никого не брала в союзники, а использовала как электоральную силу рабочий индустриальный класс и сельскую Америку. Противоречия между новой экономикой и финансиализированным Уолл Стритом деться никуда не могут. Впереди у страны холодная, а возможно местами теплая гражданская война. Понятно, что изменение американских диспозиций сильно скажется на глобальной политике и экономике.

Для того, чтобы понять, что конкретно в ближайшие годы будет происходить в Америке и в мире, необходимо детально вглядеться в состав кухонного кабинета и администрации Д.Трампа. Стоит нарисовать портреты его стратегических, экономических и военно-разведывательных советников и администраторов, которые и будут формировать внутренний и внешний курс трамповского кабинета.

В заключение еще одно замечание. Барак Обама, а в его лице гикономиксы и лидеры производственной революции, поднялись на американский Олимп в уникальной ситуации. Как написал в своих недавних мемуарах А.Гринспен, уже весной 2008 г. было понятно, что ипотечный пузырь лопнет и начнется глобальный кризис. Весь вопрос состоял в том, удастся или нет ограничиться кризисом, либо грянет катастрофа. Вот собственно на предотвращение катастрофы и был брошен Б.Обама. Финансисты справедливо решили, что если у Обамы не получится, то на долгие десятилетия элитные группы  с ним связанные превратятся в маргиналов.

Сам же Алан Гринспен, покинув пост председателя ФРС, перебрался советником к уже упомянутому выше К.Полсону и активно взаимодействовал с так же уже упомянутым С.Мнучиным. Однако Б.Обама вместе со светилом макроэкономики Б.Бернанке не допустили худшего и залили кризис деньгами. За восемь лет президентства Обамы гикономиксы заметно укрепились в технологическом, кадровом, политическом и финансовом планах,  превратившись  в самодостаточную и конкурентную группу домината. Меня не покидает мысль, что отказ гикономиксов выставить яркую фигуру на выборах 2016 и поддержка Х.Клинтон означает, что они хотят возложить на Трампа и элитные силы, стоящие за ним, ответственность за неизбежный в течение первого срока вновь избранного президента крупнейший со времен рецессии  20-30 гг. прошлого века глобальный кризис.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы