Апр
30

Невеселые картинки. Пост шестой

– Что-то не так.

– Да не так всё. Мы вообще не должны быть здесь.

из к/ф “Армагедон”

Несомненным достижением экономического развития 1999-2014 гг. было неуклонное повышение реальных доходов населения.

Реальные денежные доходы населения за период с 1999 г. выросли почти в три раза. Ничего подобного в этот период времени не происходило ни в одной развитой стране мира. Именно в России произошел в начале века подлинный бум доходов, и сложилось общество потребления. Чтобы понять уникальность России, приведем в пример лишь две страны – Германию и США. В Германии среднедушевые доходы согласно разным методикам расчетов либо выросли с 2000 по 2015 г. на 5%, либо остались без изменений. В Соединенных Штатах реальные доходы населения, за исключением верхних 10%, практически не росли, а у среднего класса – даже уменьшились на 5-10%.

Иногда в пример приводится Китай. Действительно, если взять рост реальных доходов населения крупнейших китайских городов, а также южных и прибрежных районов Китая, то темпы роста реальных доходов в Поднебесной даже опережали российские. Однако в этот период реальные доходы, по меньшей мере, половины китайцев, проживающих в сельской местности, остались практически без изменений. Уровень жизни сотен миллионов жителей китайской деревни соответствует, или даже ниже международного уровня бедности, исчисляемого ООН. Т.о. реальные доходы китайского населения в целом росли ниже, чем российского.

Было бы несправедливым считать, что рост реальных доходов россиян пришелся только на состоятельные слои населения, а бедные слои населения  и нижняя часть среднего класса от бума доходов ничего не выиграли. Это – неправда.

Из диаграммы видно, что за 15 лет доля нищего населения заметно сократилась. Значительно увеличилась доля домохозяйств, перешедших из нищеты в так называемый российский средний класс.

При всем при этом уровень доходов типичного жителя России отнюдь не соответствует среднедушевому доходу. Он значительно меньше. Это связано с тем, что в стране сложилось очень неравномерное распределение по доходам между гражданами. Уровень дохода типичного жителя России в настоящее время колеблется где-то около 12-18 тыс. рублей в месяц.

В экономике, также как и в жизни достоинства, зачастую, являются продолжением недостатков, и наоборот недостатки являются следствием достоинств. Беспрецедентный рост уровня доходов населения объясняется комбинацией роста цен на нефть в 1999-2014 гг. и некоторого снижения доли накоплений в ВВП.  В жирные годы, когда надо было накапливать и инвестировать в техническое перевооружение и производство, науку и новые технологии страна с увлечением от самых бедных до самых богатых наращивала доходы и потребляла, потребляла, потребляла.

В значительной мере потребительская ориентация экономики стала следствием небывалого разгрома национальной промышленности и производительной экономики в 90-е гг. прошлого века, и как следствие – кратного падения доходов подавляющей части населения. Остающийся невысоким уровень доходов у типового жителя России является аргументом в пользу того, что курс на потребление вместо накопления в нулевые-десятые годы был в значительной степени безальтернативным.

Как бы там ни было, вот уже третий год реальные доходы населения падают. За 2014-2016 гг. ожидается падение реальных доходов населения в целом примерно на 8-12%. Главная причина падения та же самая, что и роста: резкое, более чем в 2,5 раза падение цен на нефть и другие сырьевые продукты, составляющие российский экспорт.  Кроме того, к началу десятых годов было полностью самортизировано,  изношено, а частично и разграблено советское производственное и научно-техническое наследие. В условиях падающих цен на нефть у страны просто не осталось источников для экономического роста. Свободные производственные мощности, как было показано ранее, изношены и неконкурентоспособны. А новых просто нет. Также в начале века ушли на пенсию советские инженеры, конструкторы, высококвалифицированные рабочие.  Сопоставимой по квалификации, профессиональной этике и даже численности молодой смены у них не оказалось.

Продолжающееся третий год падение реальных доходов населения ударило в первую очередь по малообеспеченным слоям и так называемому среднему классу. Отчетные данные Росстата дают следующую фактуру по бедности. «В России на конец 2015 года 19,2 млн. человек или 13,4 % населения живут  за чертой бедности – их денежные доходы ниже прожиточного минимума, сообщил предварительные данные Росстат. Это при том, что величина прожиточного минимума в четвертом квартале 2015 года  уменьшилась. На душу она составило 9 452 руб., для трудоспособного населения – 10 187 руб., для пенсионеров 7 781руб, для детей – 9 197.

Минимальный размер труда в конце 2015 года был равен 5 965 руб. или лишь 58,6 % от прожиточного минимума. А ведь за год до того величина  МРОТ достигла 62,5 % от показателя минимального уровня дохода.

Средняя стипендия за год не изменилась и составляет: в ВУЗах 1 340 руб. (13,2 % от прожиточного минимума), в ССУЗах – 487 руб. (4,8 %).

Ежемесячное пособие на период отпуска по уходу за первым ребенком до 1,5 лет выросло полти на 200 руб. и равно 2 718 руб. (29,6 % от прожиточного минимума), за вторым и следующими детьми – подросло почти на триста рублей до 5 437 руб. (59,1 %). Но соотношение всех этих соцпособий и выплат с прожиточным минимумом уменьшилось по сравнению с показателями конца 2014 года».

Мировой банк считает чертой крайней бедности $1,9 в день на человека и бедности – $3,1. Прожиточный минимум российского пенсионера выше черты бедности Мирового банка только на четверть, а в среднем для населения – в 1,5 раза (по среднему курсу рубля к доллару за IV кв.2015 г.). Но ведь Мировой банк считает этот свой минимум для стран Африки и Латинской Америки, а расчетов для Европы, США и большинства стран бывшего СССР он не делает. А у нас, в отличие от теплых стран, и комплект теплой одежды/обуви нужен, и отопление домов, и т. д. Кроме того, наш средний прожиточный минимум включает около 7% на налоги и обязательные платежи. Так что не надо иллюзий: наш уровень бедности не сильно отличается от бедности в Африке или Азии.

Относительно среднего класса ясно лишь то, что кризис сильнее всего ударил именно по нему. В официальной статистике нет такого термина, как «средний класс». Нет единства относительно того, кого относить к среднему классу и среди исследователей. Например, Институт социологии РАН ориентируется, прежде всего, на субъективные оценки людей, и считает, что численность среднего класса составляет примерно 20% или 30 млн. человек. В Соединенных Штатах и странах ЕС к среднему классу относят те домохозяйства, у которых постоянный месячный доход на члена семьи составляет 2500 тыс. долларов или 2000 евро, не менее 40 м общей площади, как минимум две легковых машины на семью и наличие высшего образования. Если считать по данному критерию, то средний класс России не превышает 5%.

Вероятно, наиболее правильно считать средний класс отдельно для каждой страны с учетом сложившихся в ней структуры доходов, их дифференциации, а также общественного мнения. Наиболее авторитетные центры изучения общественного мнения ФОМ, Левада-Центр и РАНХиГС дают примерно одни и те же показатели. Согласно их данным, в настоящее время средний класс составляет примерно 15% трудоспособного населения, включая 5% самых богатых, и сократился за годы кризиса примерно на 5%.

Эти данные подтверждаются другими независимыми оценками. В 1 кв. 2016 г. российский ​индекс потребительского доверия Nielsen упал до рекордно низких значений за всю историю наблюдений — 63 пункта — против 72 пунктов в первом квартале 2015 г. Директор по работе с глобальными клиентами «Nielsen Россия» Марина Лапенкова заявила об «истощении» потребительских возможностей россиян.

«Истощение — так одним словом можно охарактеризовать состояние российских потребителей сегодня», — сказала она. По данным исследования, после трат на основные нужды и обязательные платежи у 18% опрошенных россиян не осталось свободных денег, они все больше экономят на новой одежде, электронике и отпусках. При этом в улучшение ситуации не верит почти 70% респондентов. ​Доля россиян, стремящихся экономить, в первом квартале 2016 г.достигла 76%.

«Если в начале прошлого года от трат на развлечения отказывались 55% опрошенных, то теперь их стало 59%. От новой одежды отказался 61% респондентов (55% годом ранее), покупку электроники отложили 45% (43%). Более половины россиян — 52% — признались в начале 2016 г., что переходят на более дешевые продукты (48% год назад)». Данные показатели не удивляют, поскольку в 2015 г. произошло крупнейшее за долгие годы падение реального потребления домохозяйствами, которое составило примерно 10%. Тенденция продолжается и в текущем году.

В условиях продолжающегося три года спада реальных доходов, постоянно снижается внутренний спрос. А коль скоро внутренний спрос снижается, то у производителей нет стимула модернизировать производство, расширять выпуск продукции и предоставление услуг. Чтобы был промышленный и иной производственный рост, необходимо увеличение платежеспособного спроса, а этого у нас нет.

Падение реальных доходов населения привело не только к снижению жизненного уровня среднего класса и малообеспеченных слоев населения и увеличению числа бедных, но и негативно сказалось на распределении доходов внутри основной массы населения.

Следует отметить, что вышеприведенная таблица характеризует не реальные, а номинальные доходы. Она не учитывает ни резкое, более чем в два раза, падение курса рубля по отношению к доллару, ни роста цен.  Соответственно, введя поправку на эти факторы, можно сделать вывод, что для  значительной части населения реальные доходы в последние годы снизились больше, чем на 8-10%. При этом, согласно данным социологов, нынешний уровень доходов примерно соответствует тому уровню, при котором население, по его собственному мнению, может пока еще нормально поддерживать свою жизнедеятельность.

Сколько денег в месяц, по вашему мнению, нужно семье из трех человек, проживающих в вашем населенном пункте, чтобы жить нормально?

Источник: холдинг Ромир, 2011-2016

Таким образом, более половины россиян (56%) готовы довольствоваться семейным бюджетом в диапазоне от 45 до 90 тыс. рублей. Почти пятая часть российских семей (18%) готова уложиться в 20-45 тыс. рублей. А каждый четвертый (26%) россиянин считает, что для «нормальной» жизни в его населенном пункте семье из трех человек нужно не менее 90-120 тыс. рублей и более.

Почему данная таблица крайне важна? Ответ состоит в том, что данные представительного опроса, проведенного холдингом Ромир, позволяют с уверенностью сказать, что доходы подавляющей части населения не могут быть использованы для инвестиций. С одной стороны, население и так уже массово отказывается от приобретения крупных покупок и у него просто нет средств для сбережений, а соответственно инвестиций. С другой стороны, по всей видимости достигнут тот уровень снижения доходов, который с учетом предыдущего роста ощущается населением, как приемлемый в сложившихся условиях.

Сегодня все шире навязывается точка зрения, что в условиях необходимости технологического рывка, россиянам необходимо «затянуть пояса», смириться с дальнейшим снижением реальных доходов. Это позволит перераспределить структуру ВВП от потребления к накоплению и сделать более конкурентоспособной российскую продукцию за рубежом. В частности, подобную точку зрения активно отстаивают многие министерства, а также представители монетаристского направления на всех уровнях власти и в науке.

Таблицы показывают, что у подавляющей части россиян просто нет возможности и далее затягивать пояса без резкого снижения уровня жизни, вплоть до возврата к 90-м гг. За три года кризиса основная часть населения России проела накопившийся маленький жирок и перешла к экономной модели потребления. Дальнейшее ухудшение уровня жизни чревато проявлением в России эффекта Дэвиса.

Дж.Дэвис – это известный американский социолог. На основе обобщения огромных массивов статистических и исторических данных, он установил четкую закономерность. Закон Дэвиса таков: различного рода социальные потрясения, вплоть до волнений  и т.п. происходят не в тех странах, где жизненный уровень населения постоянно находится на низком уровне, а там, где он достаточно длительный период времени (не менее 5-7 лет) рос, а затем начинал снижаться. Поэтому практическая реализация монетаристской модели модернизации экономики  может повлечь за собой высокие риски социальных потрясений.

Подытоживая, можно сделать простой вывод. Попытка осуществить экономический маневр за счет снижения доходов основной части населения чревата как минимум резким усилением социальной напряженности. Поскольку включение России в Третью производственную революцию является императивом, т.е. безальтернативной потребностью, необходимо найти источники, которые позволят резко повысить долю и масштабы накопления. Источники роста нельзя искать в снижении реальных  доходов населения, и прежде всего, работников реального сектора и высокотехнологичных отраслей и сегментов.

В этой связи закономерно рассмотреть в следующем посте тему дифференциации доходов населения России, а также размеры и структуру богатств верхних 10, 1 и 0,01% граждан страны.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы