Сен
13

Невеселые картинки. Постскриптум.

3-5 сентября была в замечательном городе Красноярске на выездном заседании Изборского клуба и открытии Красноярского филиала. Одновременно участвовала в мероприятиях в рамках избирательной кампании кандидата в депутаты Государственной Думы Михаила Делягина, баллотирующегося от партии «Справедливая Россия». Публикую отредактированный текст выступления.

«Жирное» десятилетие осталось позади. Впереди страну и народ ждут тощие годы. Главная причина – мировые глобальные процессы. За последние 25 лет Россия заняла определенное место в мировом разделении труда. Это место хорошо видно из данных Росстата об экспорте в дальнее зарубежье: 66% объема экспорта приходится на нефть и газ и 9% – на металлы низкого передела. Также велика доля леса и экспорта зерна. В совокупности на эти продукты приходится более 90% экспорта в страны дальнего зарубежья.

Если проанализировать последние 50 лет мировой динамики, то выяснится, что максимальный срок между циклическими кризисами составлял в этот период восемь лет и в двух из одиннадцати случаев – девять лет.  Последний глобальный экономический кризис случился в 2008-2009 гг. Он оценивается как наиболее глубокий со времен Великой депрессии.  Если провести нехитрую операцию сложения, то выяснится следующее: с чрезвычайно высокой степенью вероятности следующий глобальный циклический кризис разразится в 2017 , максимум в 2018 году. В принципе, он мог случиться и в этом году. Однако у наднациональной мировой элиты есть хорошая традиция: стараться по возможности в год президентских выборов в Америке, особенно непосредственно перед выборами, не допускать глобальных катаклизмов.

Прошлый кризис, как хорошо известно, был буквально залит деньгами. Ведущие банки мира эмитировали без какого-либо обеспечения 8 трлн.долларов или 10% мирового ВВП. К этому надо добавить порядка 3-4 трлн.долларов, которые в разгар кризиса безвозмездно получили от ФРС ведущие мировые банки в виде беспроцентных и бессрочных кредитов. Львиную долю эмиссионных денег создали из воздуха ФРС, ЕЦБ, и Банк Японии. Не остались в стороне Банк Англии, Швейцарский ЦБ, и Народный банк Китая. В  результате курс акций вознесся к небесам, а реальная экономика растет не более чем на 1-3% в год. К тому же во все возрастающем числе стран за депозиты теперь не платят проценты, а берут деньги за хранение средств в банках. Даже триллионы государственных ценных бумаг реализуются с отрицательной доходностью.

При капитализме кризис выполняет четкую функцию. Он убирает с поля экономики слабых и открывает дорогу обновлению основных производственных фондов и т.п. Минувший кризис этой функции не выполнил. Поэтому грядущий кризис будет, несомненно, сильнее кризиса 2008-2009 гг. Сильнее хотя бы потому, что наряду со своей собственной задачей он будет выполнять работу, которую не сделал предыдущий кризис.

Во время кризисов последнего 25-летия наиболее страдали страны, занимающие нишу производства сырья, включая нефть и газ, а также потребительских товаров массового спроса на экспорт. Поэтому грядущий кризис наиболее опасен для нефтедобывающих стран, включая Россию, Австралию, Канаду, ближневосточные монархии и стран, ориентированных на массовый экспорт, типа Китая, Индонезии, Вьетнама.

В какой же форме мы встречаем кризис? Прямо скажем, в неважной.  По доле накопления в ВВП, от которой зависит развитие, страна занимает место в восьмом десятке, рядом с Аргентиной, Фиджи и Бангладеш. Степень износа основных производственных фондов, характеризующих их технический уровень, по данным Росстата превысил закритический уровень в 50%. По расчетам выдающегося советского эконометрика Г.Ханина и гуру статистики В.Симчеры износ  давно уже превышает 60%. Поэтому говорить о коэффициенте использования мощностей бессмысленно. Они в значительной степени просто устарели. Им место на свалке.

На сегодняшний день страна не на проценты, а на порядки отстает по ключевым направлениям Третьей (Четвертой) производственной революции от ее лидеров – США, Южной Кореи, Японии, Китая и Германии. Например, на эти пять стран приходится 70% всех используемых в производстве роботов. Количество роботов на 10 тыс.занятых в промышленности в Японии составляет  250, в Южной Кореи – 230, а в США, Германии  - более 200. В российской промышленности  за весь текущий год было поставлено в эксплуатацию менее 500 роботов, 400 из которых импортного производства. Сходная картина и по другим направлениям технологической революции. В этой ситуации неудивительно, что доля российского высокотехнологичного экспорта в мировом его объеме близка к статистической погрешности и составляет 0,4% по данным Минпрома России.

Почему все это произошло? Ответ лучше всего могут дать не  соображения и ссылки на авторитетов, а сухая, преимущественно официальная статистика. По данным Росстата в 1992 -2015 гг. в дальнее зарубежье было экспортировано продукции и услуг на сумму, чуть превышающую 5 трлн.дол. На что же страна потратила эти гигантские ресурсы, особенно в благословенные нулевые годы?

По данным ЦБ накопленный объем легального экспорта капитала из России составил примерно 0,7 трлн.долларов за последние 25 лет.

0,1 трлн. – по данным Правительства было затрачено на снижение государственного внешнего долга, достигавшего к началу нулевых годов более 150 млрд.долларов. Сейчас государственный долг России самый низкий в мире среди двадцатки ведущих экономик и составляет чуть более 50 млрд.долларов. Снижается два последних года и внешняя корпоративная задолженность.

0,1 трлн. ЦБ стабильно держит в государственных ценных бумагах ведущих стран Запада. Более 85% приходится на американские трежерис. Эти средства учитываются в составе ЗВР.

Теперь о главной составляющей расходования экспортной выручки.  В 2014 г. ведущая международная организация по оценке нелегальных финансовых потоков GFI (Global Financial Integrity) опубликовала доклад. В нем была  впервые на Западе была сделана сводная оценка нелегального экспорта капитала по новым рыночным государствам и развивающимся экономикам. Российский нелегальный экспорт был оценен в 1,3 трлн. долларов за 1993-2013 гг. Еще до опубликования доклада  GFI в блоге появилась в 2011 – начале 2012 г. серия публикаций «Законы загонной охоты» о нелегальном экспорте капитала, неизбежной грядущей деофшоризации и охоте за российскими активами. Для расчетов были использованы методологии Г.Ханина и М.Мусина. Мои расчеты дали сумму 1,3-1,4 трлн.долларов.

При этом GFI использовала собственную методологию расчетов и первичную статистику, полученную из знаменитого Банка международных расчетов в Цюрихе и исследовательских центров, связанных с американским разведывательным сообществом. Как стало известно впоследствии благодаря Э.Сноудену, АНБ уже с начала нулевых годов прилучило полный доступ к транзакциям по SWIFT и всем главным процессинговым системам, типа Visa, MasterCard и т.п. Иными словами, цифры, полученные различными способами, сошлись. Кстати, Россия занимает не первое, а второе место в потоках нелегального капитала в последние десятилетия. Первое место занимает Китай. Всего за  период 1992-2015 г. объемы нелегального экспорта капитала, согласно методологии GFI и моим расчетам составили 1,7 трлн.долларов.

Таким образом, из 5 трлн. долларов выручки в конвертируемой валюте, чуть больше половины ушло за рубеж в виде легального и нелегального экспорта капитала, а также платежей по долгам, формирования резервов и т.п. Оставшуюся половину страна потратила примерно пополам на импорт машин, оборудования, комплектующих и т.п. и на импорт товаров народного и элитного потребления, вкупе с формированием резервов.

Несложно заметить, что только четвертая часть экспортной выручки в конвертируемой валюте пошла на нужды расширенного воспроизводства. Остальное было потреблено и положено в загашники, а также нелегально отправлено за рубеж. Если сравнивать Россию с другими быстроразвивающимися странами, то у нас самая низкая доля расходов на расширенное воспроизводство в экспортной выручке. Например, в Китае она в 2,5 раза выше, в Южной Корее – в три.

Тем не менее, в период высоких цен на нефть сформировалась высокая зависимость российской производительной экономики от импорта. По различным отраслям доля импортных комплектующих, компонентов, амортизации импортного оборудования, процентов за кредиты и т.п. составляет от 30 до 80% во вновь созданной стоимости.  Несмотря на попытки осуществить комплексное импортозамещение, разительного перелома за два года добиться не удалось. Ситуация в высокотехнологичных и сырьевых отраслях с точки зрения импортозависимости практически не изменилась. Иного сложно было ожидать, поскольку зависимость, формировавшуюся десятилетиями, за два года не преодолеть.

Наконец, надо иметь в виду, что с 2012 г. в стране по данным Правительства, Резервный фонд сокращается со скоростью 2 трлн. в год.  По прогнозам Минфина на 1 января 2017 г. в Резервном фонде останется менее 1 трлн.руб.  Некоторые предлагают к активной эмиссионной политике и просто печатать деньги, передавая их в реальный сектор. Не буду подробно останавливаться на этой теме. Отмечу лишь два обстоятельства. Первое – даже если реальный сектор за счет полученных средств увеличит производство, ему нужен спрос. А спрос в стране как в секторе домохозяйств, так и в корпоративным секторе, постоянно уменьшается. Второе – более важное состоит в том, что для того, чтобы осуществить техническое перевооружение сегодня, к сожалению, необходимы не рубли, а валюта для закупки не только оборудования, но и патентов, документации за рубежом. А валюту мы печатать не научились.

Таким образом, в силу сложной комбинации объективных процессов и субъективных обстоятельств, в России за 25 лет сформировалось общество потребления. Однако, потребляют и накапливают в стране отнюдь неравномерно. Россия является чемпионом по имущественному неравенству среди крупных экономик мира. К такому выводу пришла консалтинговая компания Capgemini в исследовании мирового благосостояния.

В России 62% богатств находится в руках долларовых миллионеров, а 26% – у долларовых миллиардеров. “Если миллионеры контролируют более 50% богатств страны, то для среднего класса места практически не остается”, – говорится в докладе New World Wealth от Capgemini.

Сопоставимые с Россией показатели неравенства имеет лишь Индия – там, в руках миллионеров 52% богатств. Наиболее справедливой крупной экономикой является Япония – там миллионерам принадлежит 22% богатств.

По подсчетам  Credit Suisse, в 2015 году численность среднего класса составляла 4,1% .Но наши граждане в опросах часто занижают свои доходы. Поэтому российские исследователи придумали другой способ: они спрашивают, на что хватает денег в семье. И сортируют по очень простой градации:

1. Не хватает на еду – нищие.

2. Хватает только на еду и ежедневные расходы – бедные.

3. И на одежду хватает, но на крупные покупки надо копить – средний класс.

4. Могут себе позволить любую покупку – богачи.

По подсчетам РАНХиГС, к среднему классу в таком случае можно отнести порядка 20% всего населения. По данным Росстата, медианная зарплата по России едва превышает 20 тысяч рублей. 35 млн. россиян зарабатывают до 15 тысяч рублей.

22,3 млн.человек или 15,7% от численности населения живут за чертой бедности – то есть имеют доход ниже прожиточного минимума, составляющего 10524 рубля для трудоспособных граждан, 8025 рублей – для пенсионеров и 9677 рублей для детей.

Впереди трудные годы. Нельзя два раза войти  в одну и ту же нефтегазовую реку.  Поэтому жить стране и народу предстоит в иной реальности, гораздо более жесткой и неблагоприятной, чем период с начала нулевых годов.

Понятно, что нынешнее положение вещей многих активных, думающих и работящих людей не удовлетворяет. Проблем в стране много. Трудно помыслить ситуацию, когда премьер говорит, что денег не хватает, а один из руководителей Управления по борьбе с коррупцией МВД держит дома 120 млн.долларов. Однако все эти проблемы отходят на второй план перед императивом технологического развития. Важнейшей задачей страны, без преувеличения, является необходимость включиться в Третью (Четвертую) производственную революцию.

К сожалению, мало кто в полной мере понимает, что именно в настоящее время формируется будущее на многие десятилетия вперед. Те страны и народы, которые не преуспеют в технологической гонке, включающей не только технику, но и принципиально новые финансово-экономические, организационные решения и социальные новации,  может отстать надолго, если не навсегда.

Поэтому нет сегодня важнее задач, чем развитие науки, обеспечение технологического прогресса, вывод на принципиально новый уровень образования, всего того, что связано с человеком и его способностями. Мы очень любим говорить о геополитике. Сегодня главная мировая повестка – это не пространство, а время, а соответственно не геополитика, а хронополитика.

P.S. В знаменательную дату 11 сентября в рамках Московской книжной ярмарки на «Литертаурной кухне», органзованной издательством «Книжный мир» состоялась презентация новых книг А.Фурсова, Е.Пономаревой и моего сборника «Умножающие  скорбь. Как выжить в эпоху войны элит». Посмотреть презентацию можно здесь.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы