Янв
29

Новый проект ФБР или не читайте по утрам российские газеты

Помните М.Булгакова и его «Собачье сердце». Там, правда, речь шла о советских газетах. Но времена на нашей Родине идут, а суть остается неизменной. Вот  намедни Газета.ru опубликовала материал относительно нового проекта ФБР. Чуть раньше на эту же тему размещено небольшое сообщение на портале CyberSecurity.ru. Я почитала сообщения и осталась в глубоком недоумении.

Из них явствовало примерно следующее. ФБР объявило конкурс на создание системы мониторинга социальных сетей Facebook, Twitter и других. Главная задача с одной стороны это – обеспечить более эффективное реагирование на кризисные ситуации, а с другой – на основе анализа соцсетей определять тренды, связанные с терроризмом, онлайновой преступностью и рядом других тем. Система должна работать автономно, а агенты ФБР должны иметь возможность в нужный момент обращаться к системе.

И тут меня охватили сомнения. Понятно, что попил бюджетных денег – это глобальный вид спорта, но в Америке сейчас ситуация с бюджетом прямо скажем аховая и идут достаточно жесткие сокращения. Причем, режут, в том числе и силовиков, что называется, по живому. В условиях, когда существуют сотни инструментов и платформ, которые вполне справляются с подобными задачами непонятно, зачем ФБР понадобилось объявлять конкурс.

Пришлось посмотреть информационные агентства BBC и Франс-пресс. Там содержится более детальная информация, но суть дела по-прежнему осталась не ясной. Пришлось обратиться к первоисточнику. Затем посмотрела несколько специализированных форумов. Ниже изложу короткую выжимку из почерпнутой информации. Мне она показалась весьма интересной.

ФБР действительно объявило конкурс на создание приложений для социального мониторинга СМИ. Самое интересное заключается в том, что ищет ФБР, каково назначение приложений и, наконец, с каким контентом они будут работать.

Главная цель, стоящая перед проектом заключается не в мониторинге, и даже не в добыче сведений самих по себе, а в создании системы, позволяющей с достаточно высокой степенью вероятности прогнозировать события. Надо сказать, что прогнозирование событий – это на несколько порядков более сложная задача, чем прогнозирование трендов. На сегодняшний день нет ни одной отработанной коммерческой методики прогнозирования событий.

Идея ФБР состоит примерно в следующем. Внимательнейшим образом штудируя все мировые источники по прогнозированию, они не могли не обратить внимание на так называемый локусный подход, который начиная с 90-х годов развивается в России, а уже в ХХI веке был успешно импортирован в Америку. Это отдельная большая тема и в будущем в Handbook я помещу  соответствующий материал на эту тему. Пока же в нескольких предложениях.

Локус – это своего рода фрагмент будущего в настоящем. Очевидно, что то, что в будущем является главным и господствующим, в настоящем находится на периферии в системе достаточно далеко от трендов и мейнстрима. Установлено, как распознавать такие локусы. Как правило, параметры, характеризующие их динамику, имеют гораздо более высокие темпы изменений, чем господствующие тенденции, процессы и ситуации.

Ключевым в локусном прогнозировании является определение того или иного явления в качестве локуса на начальной стадии еще до достижения точки критической массы. В разведке есть такой термин, как слабые сигналы. Так вот он тесно связан с локусным прогнозированием. Собственно, проект ФБР и нацелен на то, чтобы научиться распознавать локусы на этапе еще до достижения критической массы, когда только складываются предпосылки для события, а само событие еще не произошло. При этом имеется некоторый лаг во времени. Лаг необходим ФБР для того, чтобы иметь время для принятия соответствующих превентивных действий.

Второй целью проекта является использование web2 для работы со «слепыми пятнами». В последние годы исследователи университетов в Стэнфорде, Нотр-даме, Санта-Фе и Корнельском установили, что социальные графы, отображающие группы и микрогруппы, сообщества и микросообщества, как в социальных сетях, так и в реале, подвержены определенным закономерностям, поддаются типологизации и классификации. Они обладают определенными стандартными признаками в зависимости от того или иного типа и эти признаки носят устойчивый характер. Затем в самые последние годы, особенно в 2011 году уже практики подтвердили эту закономерность, после чего стало возможно говорить о топологии, т.е. устойчивом строении социальных графов различного масштаба.

Дальше оказалось, что эти разработки имеют вполне практическое применение не только в бизнесе, но и в разведывательной и правоохранительной работе. Выяснилось, что если та или иная группа характеризуется определенным типом социального графа, но этот граф в том или ином фрагменте не отслеживается, то с очень высокой степенью вероятности можно сказать, что соответствующая ячейка этого графа тем не менее имеет место быть, но человек, ее занимающий, сознательно укрывается от идентификации.

Другие исследователи и практики установили, что такая идентификация может быть произведена на основе глубокого анализа профилей и записей в социальных сетях, а также иного контента других пользователей, входящих в граф. Кстати, наглядный пример такого подхода дает кейс Евгения Ющука.

Совмещение подхода, базирующегося на топологии социальных графов с идентификацией на основе работы с окружнием, позволило создать методологию определения «слепых пятен» социальных графов применительно к группам и микрогруппам. Вот собственно практический инструмент для повседневной работы, программно реализующий эту методологию, и требуется ФБР

Наконец, третья цель, стоящая перед проектом состоит в том, чтобы окончательно сложить мозаику информационного поля. Для этого требуется добавить к уже действующим распределенным базам данных ФБР, доступным для оперативных работников в режиме он-лайн, инструментарию мониторинга web1, а также охватывающим практически все американские населенные пункты многочисленными системами видеонаблюдения и видеоконтроля, мощный инструмент мониторинга web2, и в первую очередь, социальных сетей, микроблогинга, видео и фото контента.

ФБР объявило открытый конкурс разработки приложений. Он ориентирован как на известные софтверные компании, так и на независимые группы разработчиков. Следует иметь в виду, что, несмотря на то, что  в информационных сообщениях относительно тех или иных проектов ЦРУ, ФБР и т.п. всегда упоминаются различного рода правозащитные организации и организации, борющиеся за свободу интернета, общественное мнение и подавляющее большинство программистов и разработчиков с удовольствием участвует в таких проектах. Об этом можно судить по статистике участия в открытых конкурсах DARPA, IARPA и т.п. C одной стороны немалую роль здесь играют финансовые факторы, с другой стороны, программистское сообщество США гораздо более патриотично, чем это представляется из публикаций электронных СМИ.

Вот какой проект «замутило» ФБР на самом деле.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы