Дек
9

Психотехнологии, которые мы потеряли 2. Вячеслав Михайлович Звоников. Часть вторая.

В ходе удивительных экспериментов, связанных с дистантными взаимодействиями Вячеславу Звоникову  удалось обнаружить поразительный эмпирический факт, последствия которого могут иметь буквально судьбоносное значение для всего комплекса когнитивных наук.

Как вы, должно быть, обратили внимание, в предыдущем посте Вячеслав Михайлович рассказывал, что команды при дистантном воздействии на то или иное действие передавались не вербальным словесным путем, а на основе представления определенных образов и мысленного воспроизведения тех или иных действий. Это было связано с тем, что в предыдущих экспериментах команда Звоникова установила, что дистантное воздействие лучше всего происходит на образном, а не на словесном уровне. Если дистантная передача образов  оказывается достоверной в диапазоне от 70 до 93% случаев, то для слов этот показатель даже у тренированных людей редко когда превышал 55%, что близко к границам случайного угадывания.

Так вот поразительный факт, о котором идет речь, состоит в том, что в числе испытуемых были не только граждане России, но и представители Британии, азиатских стран, которые вообще не знали русского языка. Когда этим реципиентам передавались образные команды со стороны индукторов, степень выполнения команд ими была абсолютно аналогична удивительным результатам, которых достигали  носители русского языка.

В переводе с научного на общедоступный русский это означает, что дистантное воздействие носит не словесный характер. В его основе лежит что-то похожее на мыслеобразы, которые приводят в действие те или иные функциональные системы по Анохину и человек выполняет мысленно передаваемые ему команды. Причем, как мы уже писали, расстояние между индуктором и реципиентом может составлять от нескольких метров до тысяч километров. На результатах это не сказывается.

Фактически эти результаты позволяют высказать гипотезу, что имеют место не информационные взаимодействия, а  дистантные взаимодействия иного рода, где передаются мыслеобразы, запускающие те или иные действия. Если пользоваться по факту международным английским языком, то можно сказать, что мы имеем дела  с передачей не информации, а influence в многозначном английском значении этого слова.

Однажды нащупав связь между жизнью реального объекта и его образом, Звоников В.М. провел целый ряд экспериментов и в этой сфере. Эксперименты проводились в самых различных областях, имели множество аспектов. В данном посте я расскажу лишь о верхушке айсберга, которая однажды была уже упомянута и описана в малотиражном научном журнале, относящемся к открытой печати.

На протяжении нескольких лет проводились массовые эксперименты, связанные с возможностями получения знаний о реальных объектах по предъявляемым образам. В качестве носителей образов были выбраны фотографии. Для чистоты эксперимента была использована следующая методика.  Была достигнута договоренность с военкоматами, где хранятся дела лиц, призванных на срочную военную службу. При этом, что важно для эксперимента, находящиеся в этих личных делах фотографии не рассматривались ежедневно, не находились во всеобщем обороте, а спокойно себе лежали в архивах.

Эксперимент состоял в следующем. Не экстрасенсы, а люди, обладающие определенными субсенсорными способностями, обычными профессиями, прошедшими определенную специальную подготовку в лаборатории В.Звоникова, должны были по предъявленным им фотографиям определить – жив человек или нет и оценить примерное состояние его здоровья (имея в виду увечья, инвалидность и т.п.).

Эксперимент проводился несколько лет в Москве и нескольких других населенных пунктах. Результат оказался поразительным. Почти в 80% случаев испытуемые дали точные ответы. Что же касается самих специалистов лаборатории В.Звоникова, то показатель был еще выше. Но даже и это не самое поразительное.

Вячеслав Михайлович утверждает, что практически каждый человек после определенной тренировки способен к такого рода действиям. Соответствующие способности имеются практически у каждого человека. Чтобы доказать это он, например, предлагал своим знакомым предоставить ему какого-либо человека, желательно в возрасте до 25 лет, обещая, что после недели тренировки этот человек сможет демонстрировать значимые результаты.  Я сама была свидетелем, как абсолютно неподготовленные люди после двух недель тренировок выходили на показатель – более 65%.

В.Звоников особо отмечал, что хотя ему и удалось создать методику обучения, он действует как естествоиспытатель. Т.е. находит природные феномены, фиксирует их, определяет методы, посредством которых может передать тот или иной навык, но теоретического обоснования этим феноменам, удовлетворяющим строгим научным критериям, он в то время дать не мог. При этом, Вячеслав Михайлович полагал, что такое обоснование может быть получено только на стыке биофизики, теоретической физики, химии, нейро- и когнитивных наук, возможно с привлечением наиболее абстрактных разделов математики и топологии.

Надо сказать, что работа над дистантным воздействием на основе мыслеобразов или influence имела у Звоникова не только исследовательский, но и прикладной характер. Опять же пользуясь только открытыми источниками, приведу пример практического использования дистантного не информационного, а мыслеобразного воздействия для решения практических задач.

На рубеже нулевых годов произошла морская катастрофа, в результате которой затонуло российское судно на Дальнем Востоке. В зависимости от причины гибели судна и состоянии корпуса судна у катастрофы могли оказаться совершенно различные финансовые последствия. Речь шла не только о страховых компенсациях, но и покрытии издержек, связанных с нанесением значительного ущерба окружающей среде. В дело были включены дипломаты и страховые работники нескольких стран, не все из которых находились в идеальных взаимоотношениях. России грозили убытки на десятки миллионов долларов.

Группа Звоникова по соответствующей просьбе изучила фотографии погибшего судна, находящиеся в архиве членов экипажа, а также внутренних помещений и отсеков корабля и вынесла вердикт. В представленной в соответствующие органы записке содержались сведения о том, где затонуло судно, в каком состоянии находится корпус корабля, каковы предположительные причины произошедшей катастрофы.  Надо отметить. Что на момент предоставления записки геолокация катастрофы не была известна не российским, не иностранным поисковикам.

Опираясь на данные записки поисковые команды, оснащенные специальным оборудованием осуществили необходимые работы, вся информация, представленная группой Звоникова подтвердилась, страна сэкономила большие деньги, судовладельцы сохранили лицензию, судостроители – престиж, а группа Звоникова получила почетную грамоту.

Надо сказать, что к  группе Звоникова  обращались с просьбой применить разработанную методику работы по образам и для нужд розыска лиц, скрывающихся от правосудия. Забавно то, что хотя обращающиеся были весьма солидными, авторитетными и действительно хорошими люди, все эти обращения носили неофициальный характер. Дело в том, что официально такой методики не существует. А использовать то, что не существует невозможно. Между тем, в большинстве случаев, обращения не оставались без ответа, и переданная информация помогала выйти на людей, скрывающихся от правосудия или просто пропавших и  установить с ними необходимый контакт.

Кстати, в очень серьезных зарубежных изданиях, в т.ч. не рассчитанных на широкие круги, имеется информация о том, что в свое время итальянская полиция обращалась к известному итальянскому специалисту по субсенсорному восприятию с похожей просьбой для того, чтобы обнаружить местонахождение похищенного бывшего Премьер-Министра и самого авторитетного политического деятеля того времени Альдо Моро. Интересен итог этой истории. Когда специальный отряд карабинеров прибыл в место, указанное специалистом, Альдо Моро там обнаружить не удалось. Лишь через восемь лет было неопровержимо установлено по дневникам и другим  следственным документам, что Альдо Моро действительно прятали в этой квартире и увезти оттуда за 40 минут до того, как был отдан приказ о направлении отряда карабинеров. Другими словами, среди высшего руководства итальянских правоохранительных органов был банальный крот, который слил информацию похитителям.

То, что отличает достижения Звоникова в части диагностики по образам от зарубежных аналогов, это не только более высокая точность диагностики, но и  наличие работающей методики, позволяющей обучать людей со сколько-нибудь проявленными способностями к субсенсорному восприятию такой работе. Больше ни у кого в мире такой методики нет.

В заключительной, третьей части поста о технологиях Вячеслава Михайловича Звоникова – короткая информация о его самых поразительных разработках, а также печальная история о том, что случилось с Центром восстановительной медицины, в котором была создана уникальная научная и лечебная база для создания и эксплуатации прорывных психотехнологий.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы