Окт
21

Психотехнологии, которые мы потеряли. Часть третья. Игорь Смирнов.

Описанные в предыдущих частях направления исследований и технологии, созданные Игорем Викторовичем Смирновым, были лишь подступами к главному делу его жизни. Он многократно говорил о том, что главным для него является работа по созданию психосемантического резонатора. К сожалению, И.В.Смирнов не оставил развернутого описания психосемантического резонатора. Даже в своей последней книге «Психоэкология» он многократно останавливался на этом вопросе без детального раскрытия темы.

В результате уже после его смерти относительно психосемантического резонатора появилось множество домыслов и дилетантских описаний. Частично они воспроизведены в многочисленных видеофильмах, снятых о И.Смирнове за последние годы сразу несколькими центральными телевизионными каналами.

И.Смирнов отмечал, что вопросы дистантного воздействия, психокоррекции и психозоондирования технологии неосознаваемых воздействий будут в ближайшее время разработаны и другими исследователями. Вряд ли он здесь удержит монополию. Однако в отношении психосемантического резонатора И.Смирнов постоянно говорил о том, что в обозримом будущем создать и запустить эту уникальную технологию под силу только ему, потому что для этого должно было сойтись много внешних и внутренних причин и следствий.

Опираясь на работы И.Смирнова и дошедшие свидетельства, постараюсь кратко и по возможности понятно рассказать, что же такое психосемантический резонатор, для чего он предназначался и на каком этапе работ над ним И.Смирнова застигла смерть.

И.В.Смирнов несомненно продолжал традиции российской, советской психологической школы. Она базировалась на том, что  личность человека, строго говоря, не может быть сведена  только к деятельности мозга. Нельзя из физиологических характеристик однозначно вывести те или иные, особенно, сложные  психические явления и процессы. По научному, это означает, что психика человека включает в себя материальное и идеальное, а на понятном языке – что тело и душа едины, но не сводимы друг к другу.

Смирнов с первых до последних дней своей работы пристально изучал необычные способности и феномены человеческой психики. Условно говоря,  их можно разделить на три группы.

Во-первых, это сверхспособности, проявляющиеся у отдельных людей, которые во всех остальных аспектах могут быть совершенно заурядными персонажами. Эти способности, так или иначе, присутствуют у всех, но у кого то они проявляются совершенно феноменальным образом. Наиболее наглядный пример такого рода сверхспособностей дают люди-компьютеры, которые способны к вычислениям невероятной сложности и масштабов со скоростью и точностью, не уступающей самым мощным суперкомпьютерам.

Во-вторых, необычные способности, которые присутствуют или проявляются лишь у незначительной части людей.  По оценкам, полученным в последние годы существования СССР различными институтами, работавшими в рамках Военно-технической комиссии Совмина СССР, такие способности присутствуют у 2-5% людей. Речь идет о многократно подтвержденных способностях к дальновидению, невизуальному восприятию предметов и т.д. и т.п. Это серьезнейшее научное направление в последние 20 лет было дискредитировано многочисленными проходимцами, целителями и т.п. и получило название экстрасенсорика.

В-третьих, особые состояния человеческой психики. Существует несколько классов таких состояний, но наиболее любопытными являются гипнотические состояния. Их отличительными особенностями является неосознаваемость действий в этих состояниях. Человек не помнит, не понимает, либо не осознает свои действия, но между тем выполняет их с потрясающей эффективностью. Всем хорошо известны многочисленные случаи лунатизма, когда люди в неосознаваемом состоянии совершают головокружительные путешествия по крышам, карнизам и т.п., к которым в сознании они никогда не были бы способны.  Еще более удивительными являются эксперименты, проведенные во второй половине ХХ века, связанные с гипнотическим обучением. Эти эксперименты проводились, прежде всего, в СССР и США. Было неопровержимо фактически установлено, например, следующее. Люди, не обладающие никакими навыками рисования, будучи погруженными в глубокий гипноз, оказывались способными рисовать и графику и живопись высочайшего качества, зачастую в манере строго определенного художника. При этом после вывода из гипнотического состояния человек опять оказывался не в состоянии нарисовать не то, что картину, на даже элементарный рисунок.

Следует отметить, что существуют даже не тысячи, а десятки тысяч свидетельств об этих феноменах и способностях, большая часть которых строго задокументирована и/или принадлежит людям с безупречной научной или человеческой репутацией. Особо важен тот факт, что число свидетельств намного превышает количество способностей и феноменов. Тем самым по каждому необычному явлению было получено, обработано и накоплено даже не десятки, а сотни и тысячи фактов.

Собственно И.В. Смирнов оказался, по сути, первым исследователем, который постарался посмотреть на этот пласт явлений и феноменов психики, как на возможность его технологического использования. Он быстро выяснил, что при всей непохожести и причудливости этих феноменов их объединяют три основных черты:

  • Они не поддаются в своей подавляющей части волевому управлению. Как правило, люди, обладающие этими способностями и возможностями, оказываются не в состоянии сознательно использовать их, или использовать тогда, когда им это необходимо, т.е. по собственному, либо постороннему заказу.
  • Эти способности и феномены носят неосознаваемый характер. Они проявляются тогда, когда человек не осознает себя, находясь либо в измененном состоянии сознания, либо лишен способности управлять собственной активностью. В большинстве случаев способности просто приходят и уходят в нефиксированные, заранее неустановленные моменты времени.
  • Указанные способности практически не поддаются развитию и закреплению. Выше я уже приводила пример с живописью под гипнозом, т.е. экспериментами профессора В.Л.Райкова. При выводе из гипноза навыки утрачиваются. Это оказалось свойственно подавляющему большинству подобных феноменов и способностей.

И. Смирнов, пожалуй, первый осознал во всем масштабе эту проблему и поставил перед собой задачу создать технологию, которая позволила бы  развивать и использовать описанные выше способности и возможности в осознаваемом волевом режиме. Очевидно, что практическое решение этой задачи открыло бы перед человеком совершенно иной мир, а последствия этой технологии могли бы превзойти даже последствия информационной революции 90-х – нулевых годов.

Обобщив горы исследовательской литературы, «монбланы» установленных фактов и проводя тысячи собственных экспериментов, И.Смирнов убедился, что согласованно воздействуя как на психофизиологические параметры мозга, так и на психосемантику личности, принципиально эту задачу решить можно. Можно создать технологию, которая позволит человеку волевым образом регулировать неосознаваемые процессы и целенаправленно мобилизовывать необычные способности и возможности, а также развивать и закреплять их.

Было установлено, что наиболее эффективными методами психофизиологических воздействий является активизация мозговых процессов путем воздействия на органы восприятия определенными акустическими и оптическими сигналами, т.е. звуками различной частоты и светом различной частей. Кроме того, И.Смирнов творчески использовал достижения так называемых mind машин, связанных с коррекцией различного рода ритмов головного мозга, оказывающих огромное влияние на процессы восприятия, осознания, эмоционального настроя и т.п.

Указанные выше формы воздействия должны были являться фундаментом для прямого психосемнатического воздействия на те или иные слои и пласты человеческой психики путем передачи определенных семантических сигналов в виде слов, предложений, образов и т.п.

В последний период своей жизни Игорю Смирнову удалось построить классификацию воздействий, практически отработать их режимы, как в части психофизиологических параметров, так и с позиций программно аппаратной реализации источников сигналов, воздействующих на психику на психофиологическом и семантическом уровнях. Удалось решить также центральную и возможно самую сложную задачу, связанную с обеспечением синхронизации психофизиологических и психосемантических воздействий. Было написано алгоритмическое ядро, позволившее создать программу, управляющую процессом воздействия и обеспечивающую обратную связь между программно-аппаратным комплексом и состоянием психики человека с целью коррекции последней.

Т.е., есть основание полагать, что к началу нынешнего века были созданы все необходимые предпосылки для перехода от исследовательско-теоретического этапа работы к экспериментальной апробации с выходом на практическое внедрение.

Единственным препятствием являлось то, что разработанный в прототипе программно-вычислительный комплекс психосемантического резонатора требовал в качестве своей аппаратной части сверхмощных компьютеров типа Оникс или  Ванг. Таких компьютеров в России в то время были единицы.

Вопреки мнению, высказанному в большинстве телевизионных фильмов, Игорь Смирнов вел исследования, в основном опираясь на собственные силы и ресурсы, без какой-либо практической помощи от государства. Соответственно, не получил он никакой помощи от государственных структур и в решении вопроса обеспечения необходимой для психосемантического резонатора  компьютерной техники.

Что же касается других направлений получения указанной техники, то согласно имеющимся свидетельствам можно отметить следующее. В начале нулевых годов было получено согласие двух крупнейших университетов страны, располагающих указанными компьютерами на временное предоставление компьютеров Оникс в лабораторию И.Смирнова. Однако указанные договоренности практически реализованы не были в силу различного рода обстоятельств, не имеющих отношения к университетам и самому Смирнову. Все попытки Игоря Викторовича Смирнова получить в свое распоряжение указанный компьютер, вплоть до его преждевременной смерти, закончились ничем.

После его смерти остался значительный архив, где, несомненно, имеется и большой блок материалов по психосемантическому резонатору. Обычно в мире существует традиция – после смерти крупных ученых, занятых серьезными разработками, государство либо ведущие университеты берут на себя функции разборки, обработки и хранения их архивов и обеспечение доступа к ним заинтересованных исследователей.  К сожалению, в данном случае по имеющейся информации до сегодняшнего дня ничего подобного сделано не было.

В заключительной части серии постов об Игоре Викторовиче Смирнове – темы Америка и Игорь Смирнов, И.В.Смирнов и спецслужбы.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы