Окт
14

Психотехнологии, которые мы потеряли. Часть вторая. Игорь Смирнов.

Наиболее известной разработкой Игоря Викторовича Смирнова является без сомнения MindRider или программно-аппаратный комплекс для проведения глубинного психозондирования. В своей последней книге «Психоэкология» Игорь Смирнов пишет о том, что MindRider впервые позволил достоверно для исследователей изучать глубины бессознательного, а также взаимоувязывать человеческие поступки и мотивацию с базисными структурами памяти. MindRider был разработан еще в 80-е годы и на первом этапе использовался исключительно для научно-исследовательских  и медицинских целей. Лишь в последующем, уже в 90-е годы он получил известность, как своеобразный «детектор правды».

Хотя многие сравнивают MindRider с Полиграфом, это – совершенно разные прграммно-аппаратные комплексы, использующие не совпадающие закономерности, выявленные в человеческой психике и психофизиологии. MindRider базируется на открытом Игорем Смирновым несовпадении быстрого мышления и запоминания с медленным осознанием и выбором, а также на том, что любая информация, поступающая человеку носит связный или семантический характер. Что же касается Полиграфа, то он построен на использовании чисто психофизиологических реакций, увязывающих те или иные эмоции с определенными измеримыми параметрами физиологии – пульсом, ЭКГ и т.п.

Как показал опыт многочисленных разведок, Полиграф можно обмануть. Этому специально обучают в соответствующих учебных заведениях. Что же касается MindRider, то при достаточно тонкой его настройке, как показали эксперименты, даже специально обученным людям обмануть его не удавалось.

MindRider стал едва ли не единственной разработкой Игоря Смирнова, которая в 90-е – начале нулевых годов была в той или иной степени востребована как в нашей стране, так и в ряде зарубежных стран. Достаточно удивительно, что востребована она была в основном бизнесом, а не государственными структурами. Хотя, как указывалось выше, эффективность MindRider гораздо выше, чем Полиграфа. Однако поскольку для Игоря Смирнова MindRider представлял интерес только как определенный вспомогательный инструмент или прибор, особых усилий по его широкой пропаганде и тем более коммерционализации он не прикладывал. По его собственным словам, MindRider был для него «вспомогательным и давно пройденным этапом работы».

В самом Институте психотехнологий после смерти Игоря Смирнова развитие MindRider пошло исключительно по пути совершенствования программного обеспечения, улучшения пользовательского интерфейса и т.п. Какого-либо нового функционала и расширенных возможностей на этом пути предложено не было.

Другое направление совершенствования MindRider представлено группой Александра Мухина. Эта группа сосредоточилась на доработке базисных алгоритмов метода, поиске возможностей развития  функционала и расширении сферы применения. Особое внимание было уделено попытке перенесения метода в веб, отработке возможности проведения дистанционного психозондирования через веб-портал, а не через обособленный программно-аппаратный комплекс.

В настоящее время эта разработка развивается под товарным знаком BioRider . Следует отметить, что, несмотря на целый ряд успешных практических апробаций, осуществленных, в том числе с участием компании P-Техно, BioRider так и не вышел на данный момент за рамки экспериментальных исследований и отработки различного рода опытных решений.

В последнее десятилетие жизни Игорь Смирнов особое внимание уделял вопросам информационно-психологической безопасности в широком смысле этого слова и соответственно изучению семантического программирования.

Для того чтобы создать щит, предварительно надо хорошо представлять возможности меча. Соответственно Игорь Смирнов детальнейшим образом в 70—90-е годы изучил возможности скрытого воздействия и программирования не только индивидуального, но и коллективного сознания и подсознания. Он тщательно разобрал основы, возможности и ограничения созданного в США нейро-лингвистического программирования и воздействия на подсознание через неосознаваемые образы. Последнее более известно под названием «эффект 25-го кадра».

В результате указанных исследований Игорь Смирнов, используя как материалы собственных многолетних экспериментов, так и данные своих коллег смог вскрыть систему распознавания человеком семантической информации и что еще более важно ее запоминания.

Что касается первого, то оказалось, что человек не только воспринимает 25-й неосознаваемый кадр, но и помнит абсолютно всю воспринимаемую информацию вне зависимости от того, прошла она через его сознание, либо нет. Более того, психика устроена таким образом, что человек в силах собрать из воспринимаемых образов и деталей некий знакомый образ или как говорят психологи гештальт и отправить его прямиком в память.

Поясню. Есть детская игра, когда в рисунке, состоящем из вроде бы беспорядочного набора линий нужно отыскать те или иные силуэты или образы. Поскольку перед ребенком ставится задача, он решает ее сознательно, т.е. преодолевает трудность. В одних случаях ему это удается, в других – нет. Да и удается не сразу. Так вот Смирнов установил, что человеческое мышление бессознательно сразу же выхватывает эти силуэты и, минуя сознание, откладывает их в памяти. Таким образом, человек может получать совершенно разные послания, не осознавая, что он их получил. Послания он получает в знаковой форме, либо через образы.

Второе заключается в том, что запоминание семантической информации происходит не беспорядочно. Метафорой человеческой памяти является база данных, одновременно организованная сразу и по иерархическому, и по объектному, и по реляционному признакам. Соответственно любая семантическая информация, попадающая в память, меняет эту базу данных и определенным образом может формировать различного рода доминанты, установки, которые стимулируют человека сделать то, а не другое.

Это не значит, что человек полностью программируется, и что бессознательные процессы полностью определяют поступки человека. Но, как выяснил Смирнов, целенаправленно сформированная для бессознательного употребления семантическая информация может во многих случаях с высокой степенью вероятности вызвать те или иные действия не только отдельного человека, но и больших групп людей.

Таким образом, Игорь Смирнов установил, что психосемантический меч вполне себе может быть разработан и более того, для этого существуют все необходимые технологические предпосылки. На рубеже нулевых годов Смирнов отмечал, что пока такой меч за рубежом не выкован, поскольку российские разработки на тот момент заметно опережали зарубежные. Но он не уставал повторять, что идеи в науке приходят в голову не одному человеку, а многим. И, как правило, выдающиеся открытия делаются в течение определенного интервала несколько раз.

Сам Игорь Викторович Смирнов полагал, что во втором десятилетии нынешнего века такой меч будет создан не только в экспериментальном, но и во вполне практическом и  приземленном плане. В этой связи он многократно обращался в различного рода органы государственной власти, как законодательные, так и исполнительные с предложениями о необходимости разработки соответствующего законодательства. Однако его призывы услышаны не были.

В последние годы жизни Игорем Смирновым были созданы программно-аппаратные средства, или как он их еще называл, «сканеры» для текстовой, видео и аудио информации, позволяющие выявлять наличие/отсутствие скрытых психомсемантических воздействий, базирующихся на следующем поколении психосемантических вооружений после НЛП и технологий типа 25-го кадра.

В третьей части – загадка психосемантического резонатора, Смирнов и спецслужбы, Америка и Игорь Смирнов.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы