Март
13

Если материализм – это правда, то Соединенные Штаты, вероятно, имеют сознание. Часть 2.

Эрик Швитцгебель, профессор Калифорнийского университета

Соавтор блога Аttiks1972 подготовил перевод статьи одного из наиболее интересных американских психологов и философов Эрика Швитцгебеля. Моя дочь Александра немного поработала над литературной редакцией.

Часть 1.

Часть 2.

4. Взгляд на Соединенные Штаты из телескопа.

Инопланетянин размером с планету, который страдает косоглазием, мог бы увидеть Соединенные Штаты как единое распределенное образование, потребляющее бананы и автомобили, связанное коммуникационными системами, отправляющее на луну и регулирующее выбросы ее предприятий. Это образование  может быть рассмотрено как  имеющее или не имеющее сознание.

Вы можете утверждать, что Соединенные Штаты не являются биологическим организмом. Они не имеют жизненного цикла. Они не могут воспроизводить. Они биологически не интегрированы  и не гомеостатичны. Поэтому они просто не могут быть сознательным.

Для подобного беспокойства у меня есть два ответа.

Во-первых, почему сознанием могут быть наделены исключительно организмы в биологическом смысле? Хорошо разработанные андроиды, мозг в сосуде, боги – у этих вещей не может быть организма в биологическом смысле и все же, как иногда думают, есть сознание. (Я принимаю материализм, но некоторые материалисты верят в реальных или воображаемых богов.) Наличие специфического способа воспроизводства, как часто думают, является центральной, определяющей особенностью организма, но непонятно, почему воспроизводство должно быть связано с сознанием.

Люди могли бы значительно продлить свои жизни и прекратить воспроизводство, или они могли бы изменить себя с помощью технологии таким образом, чтобы обойтись без жизненных циклов, в то время как наш мозг и поведение не изменились бы. В этом случае мы разве не были бы сознательны? Состоять из клеток и органов, имеющих общий генетический материал,  тоже  характерно для организма, но, как и с воспроизводством, непонятно, что в такой структуре является важным для менталитета, особенно если мы рассматриваем это применительно к разнообразным физически возможным внеземным существам.

Во-вторых, не очевидно, что страны не являются биологическими организмами. Соединенные Штаты (в конце концов), состоят из клеток и органов, которые имеют общий генетический материал, так как состоят из людей, сделанных из клеток и органов и имеющих общий генетический материал. Соединенные Штаты также поддерживают гомеостаз. Фермеры выращивают зерновые культуры, чтобы накормить не фермеров, и эти пищевые ресурсы распределяются при помощи других людей, используя  дорожную инфраструктуру.

Группы людей, организованные в импортирующие компании, доставляют еду из-за рубежа. Медицинские специалисты помогают поддержать здоровье своих соотечественников. Солдаты защищают от потенциальных угроз. Учителя обучают будущие поколения. Строители домой, производители текстиля, телефонные компании, почтальоны, уборщики мусора, банкиры, полиция, все работают во благо организма.

Политики и бюрократы работают в рамках иерархичной структуры, чтобы гарантировать, что определенные действия являются скоординированными, в то время как другие виды координации осуществляются спонтанно с самого начала, так же, как у обычных животных. Соединенные Штаты – довольно удивительное животное. Страны занимаются воспроизводством, но не сексуальным путем, а разделением или расширением. Соединенные Штаты и несколько других стран – продукты разделения Великобритании. В 1860-х Соединенные Штаты почти разделились вновь. Страны, будучи разделены, сохраняют черты родителя, которые влияют на будущие продукты деления – предоставляя будущим поколениям стабильные ресурсы для развития, если хотите. Как в клеточном делении, есть процесс, в котором части сливаются  и затем отделяются физически и функционально.

На Земле, на всех уровнях, от молекулярного до нейронного и социального, существует большое количество конкурентных и совместных факторов воздействия  на всех уровнях есть широкий диапазон существующих и возможных способов воспроизводства, прямого и косвенного. На всех уровнях демонстрируют разнообразные формы симбиоза, паразитизма, частичной интеграции, агонизма, и антагонизма. Не существует столь радикального различия, как люди склонны думать, между нашим  уровнем организации и более высоким и низким уровнями.

5. Что делает  мозг  чем-то особенным?

Согласно материализму, что действительно делает нас уникальными – это  наличие мозга. Мозг – то, что делает нас сознательными. Возможно, мозг самостоятельно обладает этой способностью, что позволяет отдельному мозгу в пустой вселенной, если он правильно структурирован,  обладать сознательным опытом; или, может быть, сознание возникает не строго из самого мозга, а скорее из  соединения мозга, тела и окружающей среды.

Но все же, согласно материалистам, мозгу принадлежит главная роль.

Так  что же является столь особенным в мозге, согласно материалистическому подходу? Почему он дает начало сознательному опыту, в то время как схожее соединение химических элементов в курином супе не создает его? Это должно быть что-то, что связано с организацией элементов. Выделяются две общих особенности мозговой организации:  высокий уровень сложности и низкая энтропия при обработке информации, а также его роль в координировании сложной ответной реакции на стимулы окружающего мира.

Эти две особенности, конечно, взаимосвязаны. Мозг  являются результатом эволюции и истории развития в рамках окружающего мира, который играет  определяющую (а не просто причинно-следственную) роль в создании его функций и содержании познания.

Согласно широкой палитре вполне правдоподобных материалистических взглядов, у любой системы, обладающей  сложной  обработкой информации и способностью реагировать на внешнюю среду, а также возможно, наличием исторического опыта и опыта взаимодействия с окружающей средой, должен быть сознательный опыт. Мое основное утверждение: Соединенные Штаты, кажется, все это имеют, если прямо применять стандартные материалистические критерии,  без каких-либо последующих интеллектуальных закидонов.  Что нам мешает принять этот факт – наше неоправданное морфологическое предубеждение.

Рассмотрим, для начала, общее количество информации, передаваемое между  отдельными элементами Соединенных Штатов. Человеческий мозг содержит приблизительно 10 в 11 степени нейронов, обмен информацией происходит через нейронные связи, среднее число которых 10 в 3 степени у каждого  нейрона. Обмен происходит ( в пиковые нагрузки)  приблизительно один раз в несколько миллисекунд. Соединенные Штаты, для сравнения, имеют население, примерно 3 x 10 в 8 степени человек. И все эти  люди обмениваются  большим количеством информации. Насколько большим? Мы могли бы начать с рассмотрения количества информации, передаваемой  от одного человека к другому,  через стимуляцию сетчатки глаза. Человеческий глаз содержит приблизительно 10 в 8 степени клеток фоторецепторов. Большинство людей в Соединенных Штатах большую часть своего времени проводят в визуальной окружающей среде, которая  создана действиями самих же людей (включая их собственное прошлое). Если мы возьмем 1/300 этой визуальной нейронной стимуляции как способ информационного  обмена между людьми, то количество визуальных связей между людьми будет подобно количеству нейронных связей  в пределах человеческого мозга (10 в 14  степени связей). Очень мало  информации, участвовавшей в обмене, сможет преодолеть фильтры внимания для последующей обработки, но аналогичные соображения относятся к информационному обмену среди нейронов. Или вот другой способ подойти к проблеме: Если в любое время 1/300-й американского населения смотрит интернет-видео со скоростью 1 мегабит в секунду, то скорость передачи информации между людьми 10 в  12 степени бит в секунду в процессе этой малозначимой деятельности аналогична показателям нейронной сети человека.

Кроме того, кажется маловероятным, что сознательный опыт требует,  чтобы вся нейронная структура человеческого мозга участвовала в информационной связанности. Если мыши сознательны, им для этого достаточно  10 в 8 степени нейронов.

Как мне кажется, источником беспокойства, скорее является, то, что информационный обмен между  членами американского общества не подходит для того, чтобы создать подлинный поток сознательного опыта. Простая загрузка компьютера, даже если она произведена со скоростью  10 в 17 степени бит в секунду или более, по-видимому,  не в состоянии самостоятельно проделать эту работу.

Для сознания, по-видимому, необходима некоторая  организация информации для  обслуживания скоординированного, направленного на цель живого отклика; и возможно, должен быть своего рода сложный самоконтроль.

Но и Соединенные Штаты обладают этими свойствами. Наш информационный обмен не сводится к просто массированному приему данных. Соединенные Штаты – это образование, имеющее целеполагание, гибкую защиту и функцию самосохранения. Соединенные Штаты реагируют, разумно или полуразумно на возможности и угрозы – не менее разумно, как  я думаю, чем мелкое млекопитающее. Соединенные Штаты продвинулись на запад, по мере роста его населения, построив шахты и  освоив сельхозугодья на традиционно индейской территории.

Когда Аль-Каида нанесла удар по Нью-Йорку, Соединенные Штаты ответили по многим направлениям, формально и неофициально, на уровнях правительства и  населения в целом. Саддам Хуссейн потряс своим мечом, и Соединенные Штаты вторглись в Ирак. США действует частично через свою армию и действия армии включают перцепционные или квазиперцепционные реакции на стимулы: армия обходит гору, а не врезается в нее. Шпионские сети ЦРУ обнаружили местоположение Осамы бин Ладена, после чего США его уничтожили.

Соединенных Штатов мониторят космическое пространство на предмет угроз со стороны астероидов, которые могли бы угрожать Земле. Что же здесь меньше информации, меньше координации, меньше интеллекта, чем у хомяка? Пентагон контролирует действия армии и свои собственные действия. Бюро переписи считает нас. Государственный департамент высказывает позицию США по иностранным делам. Конгресс принимает резолюцию, объявляя, что мы ненавидим тиранию  и любим яблочный пирог.

Это – самопредставление. Не так ли? Соединенные Штаты – это еще и социальное образование, общающееся с другими такими же образованиями. США воюют против Германии, затем подписывают мирное соглашение, затем воюют снова. США угрожают Ирану и мониторят его. США сотрудничают с другими странами, угрожая и контролируя Иран.

Как и в других лингвистических образованиях, некоторые его внутренние состояния известны и прямо осознаваемы другими (кто только что победил на президентских выборах, каков приблизительный уровень безработицы), в то время как другие  - не столь очевидны (сколько иностранных шпионов проникло в ЦРУ, причина, по которой Элвис Пресли продает больше  альбомов, чем Элла Фицджеральд).

Можно было бы подумать, что для того, чтобы некое образование могло иметь реальное внутреннее  репрезентативное содержание,  членораздельную речь и совершать преднамеренные действия, это образование должно быть  включено в соответствующую окружающую среду на протяжении исторического процесса. Молния ударяет в болото, и “болотный человек”  возникает благодаря случайному квантовому событию. Болотный человек мог бы произносить звуки, которые мы бы  интерпретировали  как  “Ничего себе, это болото влажное!”, но если бы он не имел опыта осмысления или развития, некоторые утверждали бы, что у этого набора звуков не больше  значения, чем  у  звуков, возникших в результате случайного возмущения воздуха. Но в данном случае  я не вижу оснований для возражений. Соединенные Штаты не болотный человек. Соединенные Штаты долго были включены  в окружающую природную и социальную среду, были хорошо  причинно связаны с внешним миром – связанны таким образом, что он наделяет значением его представления и дает функциональность  его частям.

Я хотел бы, чтобы Вы подумали о Соединенных Штатах так,  как о них мог бы подумать инопланетянин размером с планету, то есть таким образом, чтобы  оценить поведение и возможности  Соединенных Штатов как конкретного, пространственно распределенного образования  с людьми, являющимися его частью или целым, образованием, в котором отдельные люди играют роль, которую отдельные клетки играют в вашем организме. Если вы готовы выбросить за борт онтологизм и другие морфологические предубеждения, то для вас,  я думаю, это не будет являться невозможной и странной перспективой. Как вместилище сознания, мозг кролика не покажется  более сложным. Я оставляю открытым вопрос, включаем ли мы такие  объекты как дороги и компьютеры в часть тела США или они являются  частью окружающей его среды.

Читатели, знакомые с социально-философской литературой по вопросам об отношениях групп или по вопросам психологии толпы, найдут общие моменты с обсуждаемой нами проблематикой. Например, если кто-то имеет  реалистическое представление об отношениях группы или психологии толпы, и он также готов согласиться с определенными  предположениями о связях между отношениями на уровне группы и наличием настоящего феноменального сознания на уровне группы, тогда  за этим должно последовать признание  настоящего феноменального сознания группы. Однако, насколько я знаю, ни один ученый в своих научных работах по психологии или в   литературе по социальной философии явно не подтверждает такое предположение.

Можно было бы предположить, что предлагаемый  довод принимает “антиредукционисткое” представление об отношениях группы, которое недавно обсуждалось в социальной философии и затем проталкивает  этот антиредукционизм дальше. Однако это не так. Чтобы понять почему, обратитесь к литературе по философии сознания  отдельного человека. Многие философы,  как следует из этой  литературы, полагают, что феноменальное сознание может быть сведено, в принципе, к чему-то еще (например, к состояниям мозга), или что оно не выполняет причинно-объяснительную роль, которая  могла бы  быть замещена чем-то лучшим. Однако немногие приходят к заключению, что такое сведение повлекло бы за собой отсутствие феноменального сознания как такового. Именно такой позиции придерживаются наиболее известный исследователь сознания Д.Чалмерс. Точно так же онтологическое  или причинно-объяснительное сведение действий Соединенных Штатов к совместным действиям отдельных членов Соединенных Штатов может быть отделено от вопроса, есть ли у Соединенных Штатов феноменальное сознание.

Мои доводы не порождают дискуссий в существующей литературе по социальной философии. Скорее мой аргумент – это: есть что-то особенное в мозге, благодаря чему он порождает сознание; и рассмотренные с материалистической точки зрения, Соединенные Штаты, кажется, являются особенными по тем же причинам.

Что такого есть в мозгах, в этом куске вещества, что делает их особенными для того, чтобы дать начало сознанию? В  общих чертах,  материалисты склонны давать такой ответ – такие вещи как сложная обработка информации и гибкая, целенаправленная, взаимодействующая со средой способность реагировать, такие вещи как представление, представление о самом себе, многоуровневый  самоконтроль,  саморегуляция на основе поиска информации,  многофункциональность  ролей и включенность в исторический процесс, дающая содержательный контент – кажется, что у Соединенных Штатов есть все те  же самые особенности. На самом деле, у США  они имеются даже в большей степени, чем у некоторых существ, таких как кролики, которых мы обычно считаем сознательными.

Что же отсутствует?

    Category МНЕНИЕ ГУРУ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы