Ноя
27

Нить Ариадны

Несколько лет назад коллективом профессора Марата Мусина был создан уникальный программный комплекс «Ариадна», который может использоваться и в корпоративной разведке и в системах экономической безопасности. Наиболее полно описание этого комплекса дано в книгах Марата Мусина «Бизнес в стиле распил» и «Управление экономическими интересами». Ниже я скомпоновала небольшую подборку текстов, показывающие результаты и некоторые методические принципы работы комплекса. Хотела бы особо подчеркнуть, что применение принципов и методических подходов, заложенных в работах М.Мусина и его коллектива, может принести немалую пользу в работе с клиентами, конкурентами и контрагентами. Будет, несомненно, полезна конкурентным разведчикам и безопасникам.

Вороватые чиновники и бизнесмены с начала девяностых украли 10 бюджетов страны

К такому выводу пришел экономист Марат Мусин, проанализировав работу всех российских компаний и госструктур

«При устройстве на работу ты должен задать три вопроса: что, где и как? Что можно украсть? Где можно украсть? И как можно украсть?» Так учил жизни студента-практиканта бригадир овощебазы в одном из рассказов Сергея Довлатова. Времена, похоже, не поменялись. Об этом говорят яхты олигархов, огромные коттеджи чиновников и шикарные машины силовиков. Но сколько же реально разворовано? Почему в самой богатой по природным ресурсами стране в мире так много бедных? И как решить проблему тотальной коррупции? Об этом в эфире радио и телевидения «Комсомольской правды» мы поговорили с профессором МГУ Маратом Мусиным, автором книги «Бизнес в стиле РАСПИЛ».

«У ПРОВЕРЯЮЩИХ ОЧКИ ЗАКЛЕЕНЫ ДОЛЛАРАМИ»

- Марат Мазитович, может, я ошибаюсь, но складывается впечатление, что в России ворует каждый второй чиновник и скрывается от налогов каждый второй бизнесмен…

- Вместе с моими студентами и коллегами мы проанализировали работу более миллиона компаний. Оказалось, что 738 тысяч из них в своей финансовой отчетности имеют признаки хищений и легализации. При этом в 80% случаев это сделали 5% самых богатых компаний. И если брать аналогию с «ЮКОСом», то все первые лица этих фирм должны сесть на срок от 5 до 10 лет. При этом около 500 тысяч компаний не воруют. По крайней мере наш анализ не выявил у них нарушений.

- Как я понимаю, речь идет лишь о частном бизнесе. А госучреждения и гос­компании вы тоже проверяли? Вряд ли они все сплошь белые и пушистые…

- Нет, конечно. Но две трети бюджетных организаций не воруют. Хотя причина банальна – там просто нечего красть. Руководители остальных увлеченно заносят деньги в высокие кабинеты, чтобы им выделили больше казенных средств. А там, где дают много, как известно, и крадут больше. К примеру, мы нашли 89 млрд. рублей, которые напрямую отмывались бюджетными организациями через фирмы-однодневки. Это, на минуточку, то, за что у нас люди в контрольно-надзорных органах зарплату получают. Но, видимо, у кого-то из проверяющих очки заклеены долларами.

- Хм, статистика, конечно, впечатляет. Но каким образом вам удалось проверить более миллиона компаний? Даже если анализировать по 100 в день – на это уйдет больше 30 лет…

- Мы разработали специальный фильтр выявления подобных нарушений. Внесли их характеристики в компьютерную программу. И она в автоматическом режиме отсеивает подозрительные операции. Затем эксперты вручную проверили получившуюся группу риска. Бывает так, что одна фирма-однодневка обслуживает сразу сотни и даже тысячи компаний. Значит, все ее клиенты попадают в нашу базу потенциальных воров.

- А откуда у вас информация по всем банковским операциям? Она же явно не в открытом доступе находится…

- Не могу раскрывать все секреты. Но мы сотрудничаем с рядом силовых и финансовых структур, делаем для них исследования. И всю полученную информацию сохраняем в своих базах данных.

ВСЯ ПРИБЫЛЬ ОСТАЕТСЯ В ОФШОРАХ

- Можно ли посчитать, сколько бюджет потерял из-за различных махинаций?

- По нашим оценкам, за несколько последних лет мимо казны прошло примерно 27% ВВП (макро-экономический показатель, отражающий совокупную стоимость всех произведенных в стране товаров и услуг. – Ред.). Это примерно 15 трлн. рублей.

- Боюсь спросить, а сколько же всего ушло налево с начала 90-х годов?

- По неофициальным данным одного из финансовых ведомств, с 1992 года вывезли за рубеж около $3,17 трлн. (примерно 100 трлн. рублей, или почти 10 годовых бюджетов нашей страны. – Ред.). Кроме того, есть и так называемые «карманные деньги», которые украдены через фирмы-однодневки и остались в России. Они пошли на то, чтобы купить дорогую машину, коттедж и так далее. Но за рубежом оседает примерно в пять раз больше.

- Неужели так легко определить, какие деньги потрачены на дело, а какие ушли в чьи-то карманы? Наверное, в компаниях тоже не дураки сидят, хорошенько заметают следы…

- Есть такой закон: где тонко, там и рвется. По слабому звену всегда можно вскрыть любую систему, какой бы сложной она ни была. Суть всех коррупционных схем в том, что на каком-то этапе вы должны деньги физически украсть. Вот эту точку и надо засечь. К примеру, если у вас подпольный цех по производству наркотиков, то наступает момент, когда вы должны вбросить эти грязные деньги в легальный сектор экономики. Возникает точка – фирма специального назначения. А у любой однодневки есть характерные особенности, которые отличают ее от честных компаний.

- Какие основные способы увода средств за границу?

- Возьмем целлюлозно-бумажную промышленность, которую мы тщательно проверили. К примеру, тонна целлюлозы официально продается на экспорт (то есть уходит с российской территории) за $250, а буквально «через метр» (в Китае) уже стоит $350. Куда делась разница? Осталась в офшорной посреднической фирме. Естественно, с этой разницы, осевшей на счетах посредника, никакие налоги в нашу казну не платятся (см. графику).

«УБИРАТЬ ПАРАЗИТОВ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕПОЧКЕ»

- По-вашему, все очень просто вычисляется. Почему же никто не пользуется этим, чтобы ловить казнокрадов? Где разбирательства, суды, посадки?

- Проблема в том, что вся система построена на откатах, распиле и коррупции. И никто в этой вертикали не заинтересован в ее изменении. Их дети учатся в Лондоне, а деньги лежат на счетах в зарубежных банках. Какой им смысл что-то менять?

- Неужели ничего нельзя сделать? Ведь есть же эффективные западные и восточные практики, где проблему коррупции более-менее решили…

- На мой взгляд, есть несколько возможных решений. Во-первых, как французский президент Шарль де Голль боролся с коррупцией среди судей? В один день всех до единого уволил и поставил на их место заранее подготовленных студентов. Кстати, многие менеджеры именно так теперь и поступают. Иначе никак. Наше государство должно делать так же. Во-вторых, надо продвигать таланты. Если бизнесмен не украл ни копейки, создал новый бизнес с нуля, дал кучу рабочих мест, то его надо освободить от налогов и пусть он еще активнее развивается. А то бизнесменам все кому не лень палки в колеса вставляют, а у какого-нибудь малоизвестного чиновника, который ничего не сделал, миллионы на счетах и особнячок в Лондоне.

- Но ведь, как мы выяснили, и большинство бизнесменов далеко не ангелы?

- Да, но их честность напрямую зависит от неподкупности проверяющих. Надо понять одну вещь – в нынешней модели проедания национального богатства мы долго не протянем. Какого черта мы сырую нефть на Запад гоним? Мы должны шины, полипропилен и другие продукты нефтехимии экспортировать. В лесной отрасли – то же самое. Но не выходит, потому что каждый посредник в цепочке накручивает себе домик в Ницце. И ларчик просто открывается. Нельзя одновременно делать дешевую и качественную продукцию (чтобы успешно конкурировать на мировом рынке) и строить себе домик в Ницце на украденные деньги. А продажа сырья это позволяет. Так что единственный путь – убирать паразитов в экономической цепочке.

- Что случится со страной, если кардинально не изменить систему?

- Такой беспредел в экономике долго продолжаться не может, поскольку нарушаются главные экономические, юридические и моральные законы. Тем более что Америка уже очень четко сказала (на примере Ливии), что проблему системной коррупции они будут использовать, чтобы уничтожить и оккупировать ресурсные страны. Принцип понятный: разделяй и властвуй. Они будут использовать любые противоречия в социуме, которые, между прочим, у нас заметно обостряются. А в том, что интерес иностранных государств к нам очень большой, сомневаться не стоит. В нашей стране находятся 25% мировых природных богатств и всего 2% мирового населения.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Марат Мазитович МУСИН. Доктор экономических наук, профессор МГУ, заведующий кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ. Занимал руководящие должности в крупных финансово-промышленных группах, банках и финансовых компаниях. Открыл новое научное направление – управление экономическими интересами. Автор 11 книг и 150 публикаций. Последняя книга – «Бизнес в стиле РАСПИЛ. Куда уходят богатства страны».

Другое мнение

Елена ПАНФИЛОВА, гендиректор АНО «Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл Россия»:

«Коррупцию нужно лечить кнутом и пряником»

- В борьбе с казнокрадами истина, как всегда, ровно посередине. Устойчивого результата можно добиться лишь сбалансированным сочетанием кнута и пряника. К примеру, в Средние века кресло каждого следующего судьи обивали кожей предыдущего. Но даже это не спасало от коррупции. Так что просто заменить всех судей или чиновников будет недостаточно. Должен быть жесткий внутренний контроль, чтобы новые люди через пару-тройку лет не превратились в своих предшественников. Иначе потом их придется снова менять – и так по кругу. Поэтому нужны кардинальные меры как по наказанию, так и по предотвращению коррупции. А для этого надо очень тонко настроить всю систему.

“Ариадна” – система корпоративного аудита с огромной компьютерной базой данных

Тема почти сенсационная: совсем недавно в прессе стали появляться сначала обрывочные, затем – более подробные сообщения о некоей загадочной системе “Ариадна” – системе корпоративного аудита с огромной компьютерной базой данных, с помощью которой в нашей стране становится возможным выявлять (и уже выявляются) масштабные хищения, факты легализации преступно нажитых средств, в том числе от рэкета, торговли оружием, проституции, незаконного оборота наркотиков, незаконной предпринимательской деятельности и т. д.

Говорится о том, что уже сейчас по фактам, обнаруженным системой “Ариадна”, можно предъявить обвинения пятистам тысячам конкретных фигурантов по статьям “мошенничество” и “прямые хищения в особо крупных размерах”. Речь о том, что “Ариадна” выявила сотни банков, которые выводят в теневой сектор экономики по фиктивным договорам огромные деньги. Все это напоминает скорее какой-то блестящий детективный роман (причем действие явно происходит на Западе, потому что ни о чем подобном здесь мы и не слышали). Тем не менее, в реальности это все сегодня действует в России, хотя и напоминает фильм-утопию.

– Итак, все вышесказанное – правда?!

Мусин: Да. Правда. “Ариадна” состоит из двух частей; условно говоря – защиты и нападения. Первая часть – решение, которое позволяет повышать эффективность любых групповых проектов в сфере экономики за счет того, что она позволяет консолидировать интересы участников; за счет этого и повышается эффективность. Она применялась в крупных финансово-промышленных группах; я там тоже работал. Вторая часть – аудит системы корпоративного управления, то есть ошибок корпоративного управления, которые совершаются менеджерами в силу разных причин, но, к сожалению, несут недопустимо высокие риски.

Мы применили эту систему для правоохранительных органов по чисто криминальным рискам и пришли к такому выводу, не очень приятному для нас, что наши ведущие компании и их руководители могут оказаться под судом, и по масштабу совершенных ошибок это может подпадать под тяжелые статьи Уголовного кодекса, в частности, 159-ю или 174-ю. Соответственно, в силу совершенных ошибок эти люди должны сидеть от пяти до десяти лет. Но поскольку это явление стало массовым, надо нам всем обсуждать, как выходить из этой ситуации.

Мы учим студентов, мы пятнадцать лет заимствовали на Западе процедуры, стандарты, лучший опыт. Но, поскольку мы не можем отделить лучшее, то наследуем и “родимые пятна”. На Западе постоянно происходят громкие скандалы, связанные с многомиллиардными хищениями, такими как дело “Энрон”, другими ведущими компаниями различных стран, хотя, казалось бы, у них отличный аудит, отличные процедуры и стандарты, и мы только пытаемся им соответствовать. Но мы понимаем, что у этого опыта есть и отрицательная составляющая, которая проявилась у нас в стране, думаю, в таких же масштабах, как в Европе и Штатах.

Просто мы впервые эту проблему решили, и когда применили систему корпоративного аудита не для анализа конкурентов, не для анализа крупных промышленно-финансовых групп, а для анализа регионов и всей страны, то мы впервые в мировой практике решили задачу так называемого потокового фильтра. По определенным типологизированным схемам, которые мы считаем с той или иной точки зрения неприемлемыми в экономических схемах, которые мы классифицируем как криминальные, мы проанализировали экономику всей страны. И вышли на реальные показатели…

– А почему “Ариадна”?

Мусин: Ну… Нужна надежда, нужна система, которая выведет из тупика. Сегодня должность генерального директора – фактически расстрельная должность, – никто же не захочет сидеть где-нибудь на Севере пять – десять лет, – и если мы по заказу правоохранительных органов такую систему разработали и применили (а мы разработали ее по заказу ФСКН…)

– Федеральная служба контроля над незаконным оборотом наркотиков?

Мусин: Да. У них была узкая целевая задача – выйти на места накопления наркокапитала…

– Вышли?

Мусин: Вышли. Группа, с которой мы работали, правда, не публикуя сведения, после первой же публикации была арестована почти в полном составе.

– Цифра: еще пятьсот девятнадцать банков попали в “группу риска” ФСКН. По этой же программе?

Мусин: Да. Задача была простая: я был уверен, что наркотики, как и коррупция, – та сфера, в борьбе с которой общество нас поддержит. За исключением, конечно, тех, кто занимается этим “бизнесом”. Задачу легко решить, если понять, что наркокапитал невозможно разместить в теневом секторе экономике. Он в сотни раз превышает возможности расширения инфраструктуры преступного бизнеса, и поэтому весь этот капитал у нас в стране легализуется и дальше либо вывозится за рубеж, либо крутится в экономике. Соответственно, нам надо решить задачу контроля над точкой, где он вбрасывается в легальную экономику, а это – слабое звено любой схемы, какую бы ни придумали

И когда мы решили эту задачу, мы поняли: примерно до четверти всего легализованного капитала – это наркокапитал. А дальше – очень просто. Правоохранительные структуры, та же ФСКН, должна по своим оперативным данным (а это как раз департамент Бульбова) проверить природу этого легализованного криминального капитала. То ли это был подпольный цех, то ли рэкет, то ли наркокапитал. И в принципе, если бить по штабам, то есть по финансистам, то существует узкий круг людей, которым доверяют управлять такими активами.

И мы были уверены: если деньги размещены в легальном секторе экономики, то, по крайней мере, у нас в стране, даже несмотря на то, что правоохранительные органы “крышуют” бизнес, мы с любой правоохранительной структурой всегда договоримся. Потому что если они узнают, что это – наркокапитал, то люди отойдут…

Марат Мусин

Статья http://www.voskres.ru/economics/musin6_printed.htm

Немалый вклад в разработку методических основ системы «Ариадна» и создание системы анализа рисков взаимодействия с хозяйственными субъектами внесла Ольги Ивановна Кулыгина.

Современные методики выявления криминальных форм замещения интересов в финансовой деятельности хозяйствующих субъектов и коммерческих банков РФ

“Экономические стратегии”, №04-2008, стр. 94-99

Кулыгина Ольга Ивановна — доцент кафедры антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ, к.б.н.

“Буферные” фирмы и “однодневки” – важнейшее звено противоправных схем налоговой минимизации

К середине 1990 гг. в результате проведения реформ в стране сформировались основы рыночной экономики, однако при этом была сознательно ослаблена роль государственного регулирования, что повлекло значительный рост теневой составляющей. В финансовой деятельности хозяйствующих субъектов широкое распространение получили различные противоправные схемы налоговой минимизации, значительная часть которых была связана с использованием “буферных” фирм и “однодневок”.

Очевидно, что обязательным условием повышения конкурентоспособности национальной экономики является согласование экономических интересов труда, капитала и государства. Без создания конкурентоспособной на мировом рынке экономики немыслимо решение масштабных задач, стоящих перед Россией в постиндустриальную эпоху, что, в свою очередь, невозможно без радикального сокращения теневого сектора до размеров, не позволяющих влиять на проводимую внутреннюю и внешнюю политику. Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод, что санация экономики является не единственным, но обязательным этапом будущей модернизации страны, без проведения которого дальнейшие шаги невозможны.

В связи со спецификой развития российской государственности в 90-х гг. XX в. проблема сокращения теневого сектора для нашей страны гораздо острее, чем для большинства стран Запада. При этом необходимо отметить, что если в развитых странах теневой сектор экономики связан главным образом с общеуголовной преступностью, то в России основными субъектами теневого финансового сектора являются легальные юридические лица, минимизирующие налоги с использованием различных противозаконных схем.

В связи с данным обстоятельством сокращение объема теневых финансовых операций представляется вполне решаемой задачей, для чего необходимо дальнейшее совершенствование законодательства, разумное снижение налогового бремени, разработка новых и совершенствование существующих методов своевременного выявления незаконных финансовых схем и их участников. Анализ работ, посвященных методам выявления теневых операций и их участников, позволяет сделать вывод о том, что они имеют в основном теоретическую направленность и мало применимы в сфере борьбы с указанными нарушениями.

На кафедре антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ под руководством д.э.н., профессора М.М. Мусина был разработан метод выявления криминальных форм замещения интересов в финансовой деятельности хозяйствующих субъектов и банков РФ, предоставляющих незаконные финансовые услуги и массово использующих “буферные” фирмы и “однодневки”.

Основные типы “буферных” фирм и “однодневок”

Для определения основных типов “однодневок” и “буферных” фирм – участников криминального замещения интересов – был использован экспертно-аналитический комплекс “Ариадна”, позволяющий установить ключевые показатели финансовой деятельности юридических лиц и определить, является юридическое лицо “однодневкой”, “буферной” фирмой или реальным хозяйствующим субъектом.

Наиболее информативные данные – это сведения о размерах выплат и поступлений и период деятельности компании. Дополнительными сведениями, необходимыми для более полного анализа деятельности компании, являются данные о численности сотрудников, количестве счетов, как самой фирмы, так и ее контрагентов. Наиболее распространенным типом фирм-”однодневок” являлись организации со значительным превышением объема поступлений над выплатами, период их деятельности обычно не превышал 12 месяцев, официальные сотрудники отсутствовали. Подобный тип “однодневок” используется в основном в операциях незаконного обналичивания (см. рис. 1).

Следующий установленный тип финансовой деятельности фирмы-”однодневки” связан со значительным превышением размера выплаченных безналичных денежных средств над поступившими. Так же как и в предыдущем случае, подобные организации в среднем ведут финансовую деятельность не дольше 12 месяцев, официальный персонал отсутствует. Основной смысл деятельности такого типа “однодневок” состоит в проведении операции обезналичивания. Подобные противоправные схемы используют главным образом торговые организации, имеющие значительные объемы неучтенных наличных денежных средств, а также предприятия, производящие неучтенную продукцию, за которую их контрагенты расплачиваются наличными деньгами (см. рис. 2).

Еще один тип фирмы-”однодневки” – “сбалансированный”, характеризующийся сопоставимым объемом выплат и поступлений. Он получает все большее распространение, поскольку позволяет замыкать потоки безналичных и неучтенных наличных денежных средств, избавляя тем самым недобросовестный банк, обслуживающий расчетный счет подобной организации, от необходимости получения значительных наличных денежных средств в РКЦ (см. рис. 3). Так же как и в предыдущих случаях, персонал отсутствует, деятельность фирмы может длиться до двух лет. Подобные “однодневки” используются, как правило, хозяйствующими субъектами для незаконных операций как обналичивания, так и обезналичивания.

Помимо вышеописанных разновидностей фирм, используемых хозяйствующими субъектами с целью незаконной минимизации налогообложения, установлено несколько типов фирм-”однодневок”, чьи финансовые трансакции имеют признаки откровенно криминальной деятельности. Операции подобных “однодневок” характеризуются малой продолжительностью и абсолютным превалированием одного вида финансовых трансакций над другим (выплат над поступлениями либо наоборот). Типичной особенностью таких фирм является малое число контрагентов и более короткий срок существования. Деятельность “однодневок” данного типа часто сводилась к проведению единственного платежа – по поступлениям либо выплатам. Очевидно, что подобная структура финансовых трансакций с высокой степенью вероятности связана с откровенно криминальными действиями, такими как хищение либо легализация преступных капиталов, финансирование НВФ и т.п. (см. рис. 4). “Однодневки” подобного типа могут быть как получателями, так и плательщиками безналичных денежных средств. Данный тип “однодневки” может быть использован и для транзитных операций, в таком случае сумма полученных и выплаченных безналичных денежных средств практически полностью совпадает. Помимо “однодневок” использование экспертно-аналитического комплекса “Ариадна” позволяет выявлять “буферные” фирмы по характерным для них параметрам финансовой деятельности.

Так же как и в случае “однодневок”, ключевыми для определения “буферных” фирм являются следующие показатели: объем поступивших и выплаченных безналичных денежных средств, длительность финансовой деятельности организации, количество счетов контрагентов, число официальных сотрудников. В отличие от “однодневок” в случае “буферных” фирм для выявления реального выгодополучателя часто требовался более детальный анализ финансовой деятельности. В результате исследования выяснилось, что характерной особенностью деятельности “буферной” фирмы является небольшое число контрагентов, более длительный период деятельности и в ряде случаев – наличие малого штата сотрудников. Объемы и соотношения выплат и поступлений могут варьироваться в широком диапазоне в зависимости от используемой финансовой схемы (см. рис. 5). Необходимо отметить, что в отличие от “однодневки” обнаружение “буферной” фирмы связано с определенными трудностями, в связи с чем необходимо подчеркнуть принципиальные отличия деятельности подобной организации от деятельности реального хозяйствующего субъекта. Первое – число сотрудников “буферной” фирмы (обычно до пяти человек) не сопоставимо с объемами ее финансовой деятельности (от сотен миллионов до нескольких миллиардов рублей), второе – число контрагентов подобной организации (обычно несколько десятков) также не сопоставимо с финансовыми оборотами. Дополнительное изучение финансовой деятельности и контрагентских отношений показывает, что организация не ведет осмысленной экономической деятельности.

Криминальные формы замещения интересов в работе коммерческих банков РФ

В настоящее время руководство ЦБ РФ и надзорных органов серьезно обеспокоено проблемой вовлечения кредитных организаций в операции по незаконной минимизации налогов в интересах третьих лиц. Основной причиной этого является отсутствие системы эффективного контроля над деятельностью банков, несовершенное законодательство и наличие в России огромного числа мелких кредитных организаций, для которых участие в незаконных финансовых операциях является единственной возможностью сохранения собственной конкурентоспособности в борьбе с более крупными банками. Реализация большинства финансовых схем незаконной минимизации налогообложения начинается с операции безналичного перевода средств от предприятия на расчетный счет “буферной” фирмы или “однодневки”. Как и реальные хозяйствующие субъекты, подобные структуры являются клиентами банков, которые обслуживают их счета и оказывают весь спектр необходимых банковских услуг. Таким образом, выявление банков, специализирующихся на массовом содержании “буферных” фирм и “однодневок”, через которые проводятся криминальные платежи, является основной задачей в деле выявления криминальных форм замещения интересов и повышения общей прозрачности деятельности экономических субъектов РФ. Необходимо отметить, что мониторинг на уровне банка противозаконной финансовой деятельности юридических лиц (выявление “буферных” фирм и “однодневок”) значительно сокращает расходы, связанные с анализом деятельности огромного числа различных хозяйствующих субъектов. Определение ключевых критериев финансовой деятельности и типизация “буферных” фирм и “однодневок” позволили создать методику выявления криминальных форм замещения интересов в деятельности кредитных организаций РФ, специализирующихся на массовом содержании фиктивных фирм, используемых третьими лицами для противоправной деятельности и минимизации налогообложения.

Для решения поставленной задачи в первую очередь необходимо было изучить деятельность недобросовестных банков, после чего, выявив ее характерные признаки, предложить методику обнаружения криминальных форм замещения интересов в их деятельности. С этой целью была изучена финансовая деятельность и структура клиентской базы нескольких банков с отозванными за противоправную деятельность лицензиями: ООО КБ “Роскомветеранбанк”, ОАО САКБ “АКА Банк”, ООО КБ “Жилстройэкономбанк”, ООО КБ “Ифко-Банк”, ООО КБ “Содбизнесбанк”, ООО КБ “Стайл-Банк”. В первую очередь анализировались балансовые счета вышеуказанных банков. В результате проведенного исследования было установлено, что все банки данной группы специализировались на обслуживании расчетных счетов негосударственных организаций (счет первого порядка – 407), при этом подавляющий объем безналичных денежных средств, поступивших на расчетные счета обслуживаемых негосударственных организаций, приходился на долю коммерческих предприятий и организации (счет второго порядка – 40702).

Т.е. наибольший объем безналичных денежных средств, поступавших на расчетные счета клиентов банка, имел отношение к деятельности коммерческих предприятий и организаций. Дальнейшая сортировка клиентов банка данной группы по максимальному значению установленного объема поступлений позволила определить ключевых клиентов банка, от обслуживания финансовых операций которых кредитная организация получала наибольший доход. С целью последующего изучения ключевой клиентуры было отобрано двадцать крупнейших по поступлениям коммерческих организаций для каждого изучаемого банка. Необходимо отметить, что для более детального исследования число изучаемых клиентов банка может быть расширено до величины, соответствующей целям исследования.

Анализ финансовой деятельности крупнейших клиентов банков с отозванными лицензиями позволил установить, что подавляющее большинство коммерческих структур, имеющих максимальный объем поступлений безналичных денежных средств, являются либо “однодневками”, либо “буферными” фирмами. Число организаций, ведущих реальную хозяйственную деятельность, в клиентской базе вышеперечисленных банков было минимальным. Таким образом, удалось установить, что ключевым признаком недобросовестных банков была специфическая структура клиентской базы, основными чертами которой являлось присутствие в числе крупнейших клиентов – коммерческих организаций – значительного количества фирм-”однодневок” и “буферных” фирм, использующихся для противозаконной налоговой минимизации в интересах третьих лиц (см. рис. 6). Число реальных хозяйствующих субъектов в большинстве рассмотренных случаев исчислялось единицами. Указанная особенность деятельности недобросовестных банков определялась после ранжирования клиентов по установленному поступлению безналичных денежных средств в группе “счета негосударственных организаций”. Для оценки адекватности выводов, сделанных в процессе анализа структуры клиентской базы банков, лишенных лицензий, было изучено установленное поступление безналичных денежных средств на счета коммерческих предприятий и организаций, составляющих клиентскую базу ряда действующих российских банков.

Изучаемые банки были разделены на две группы. В первую группу вошли кредитные организации с непрозрачной клиентской структурой: ООО КБ “ЭПИН-Банк”, ОАО “Финэко Банк”, ООО “Иберус”, ООО Международный банк “Сенатор”, ЗАО “Городской расчетный корпоративный банк”, ООО КБ “Европейский частный инвестиционный банк”, ЗАО “АКБ Ист Бридж Банк”, ОАО КБ “МАСТ-Банк”, ООО “Межбизнесбанк”, ЗАО “Нефтепромбанк”. Сортировка клиентов первой группы банков в категории “счета негосударственных организаций” по величине поступивших безналичных денежных средств (см. рис. 7) выявила, что, среди двадцати их крупнейших клиентов из числа коммерческих организаций от 55 до 100% составляли фирмы, имеющие признаки “буферных” и “однодневок”. Во вторую группу вошли крупнейшие банки РФ, имеющие высокую деловую репутацию и высокие рейтинги основных балансовых показателей. Состав клиентской базы второй группы кредитных организаций резко отличался от клиентской базы банков с отозванными лицензиями, занимавшихся противозаконной деятельностью. Было установлено, что основными клиентами банков из второй группы являются известные коммерческие организации, ведущие активную хозяйственную деятельность. Таким образом, структура клиентской базы является ключевым критерием наличия или отсутствия противозаконной деятельности банка, связанной с массовым содержанием “буферных” фирм и “однодневок”, осуществляющих незаконные финансовые операции. Регулярный мониторинг данного показателя позволит контролирующим и налоговым органам бороться с использованием фирм- “однодневок” в различных противозаконных схемах по минимизации налогообложения.

Выводы и рекомендации

  • На основе проведенного исследования сформулированы следующие выводы и рекомендации:
  • в настоящее время структурами, наиболее часто используемыми как для противозаконной минимизации налогов, так и для других финансовых правонарушений, являются фирмы-”однодневки” и “буферные” фирмы;
  • основными признаками фиктивных фирм являются: организационно-правовая форма (общество с ограниченной ответственностью – ООО); значительный оборот денежных средств; короткий период существования; отсутствие официального персонала и сведений о характере деятельности в открытых источниках;
  • установленные в исследовании особенности финансовой деятельности “буферных” фирм и “однодневок” позволяют определить, какие из клиентов банка являются реальными хозяйствующими субъектами, а какие – фиктивными структурами, созданными для противозаконной минимизации налогов третьих лиц;
  • обязательной составляющей большинства противоправных схем являются недобросовестные банки, получающие вознаграждение за обслуживание теневых финансовых потоков, специализирующиеся на массовом содержании “буферных” фирм и “однодневок” и обслуживании их безналичных денежных платежей;
  • предложенный метод выявления криминальных форм замещения интересов в деятельности кредитных организаций РФ основан на изучении движения безналичных финансовых потоков крупнейших по оборотам клиентов банка;
  • ранжирование безналичных денежных средств, проведенных банком, по размеру поступлений и выплат позволяет установить наиболее значимых клиентов банка и структуру его клиентской базы;
  • разработанный метод может быть использован в коммерческих структурах для предоставления консалтинговых услуг в сфере деятельности, связанной с оценкой различных экономических активов, при выработке стандартов внутреннего контроля, а также в целях минимизации рисков банка, связанных с противозаконными финансовыми операциями недобросовестных клиентов;
  • учитывая, что большинство структур, созданных с целью манипулирования финансами в интересах третьих лиц, не имеют официального персонала или число работников таких организаций не сопоставимо с объемом финансовой деятельности, введение требования об обязательном раскрытии информации о численности персонала в значительной степени затруднит создание и функционирование “буферных” фирм и “однодневок”;
  • введение форм отчетности кредитных организаций, включающих сведения о клиентском портфеле, позволит исключить из практики финансовой деятельности хозяйствующих субъектов использование “буферных” фирм и “однодневок” с целью противозаконной минимизации налогов и другой противоправной деятельности (хищение, отмывание преступных доходов, “серого” экспорта и др.);
  • предлагаемый метод позволяет эффективно выявлять налоговые и другие правонарушения в финансовой сфере и может быть использован представителями различных силовых и надзорных государственных структур, в том числе с целью выявления правонарушений в указанной сфере и предъявления налоговых и иных претензий к хозяйствующим субъектам.

Предложенный метод может быть использован:

  • финансовыми аналитиками при оценке рисков, связанных с возможной причастностью приобретаемого актива к налоговым правонарушениям, по которым контролирующими органами впоследствии могут быть предъявлены претензии;
  • сотрудниками отделов внутреннего контроля коммерческих банков РФ для минимизации рисков, связанных с возможными претензиями со стороны правоохранительных органов;
  • представителями ЦБ, ФНС, ФСФМ, ФСКН и других контролирующих органов РФ при разработке и совершенствовании нормативных документов;
  • представителями налоговых и контролирующих структур для выявления налоговых правонарушений, связанных с деятельностью кредитных организаций и хозяйствующих субъектов.

Статья с сайта http://www.inesnet.ru/

    Category МНЕНИЕ ГУРУ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы