Окт
21

Данные как валюта – эволюция сервисов

Россия уже некоторое время живет в условиях полномасштабного действия Закона о персональных данных. Формально он заметно ужесточил требования к организациям обрабатывающим персональные данные. Хотя, надо сказать, что в основном введение в действие в полном объеме этого Закона задело за живое наиболее крупных операторов персональных данных, в основном в части ужесточения требований к информационной безопасности, к программной и аппаратной инфраструктуре, обеспечивающей деятельность этих операторов.


Другим, более явным проявлением Закона стали различного рода опасения в части возможности легального использования организациями персональных данных, полученных из различного рода открытых источников, прежде всего в агрегированном виде. Поскольку Закон, также как и многие законы нашей страны, зачастую имеет избирательное действие, то многие компании просто опасаются открыто заниматься этого рода деятельностью, боясь потенциальных рисков нарушения законодательства. Ну, а если говорить прямо, то многие компании стараются избежать риска поборов со стороны работников проверяющих организаций.
Как и многие хорошие законы, Закон о персональных данных, будучи направлен на соблюдение прав граждан и ограничение различного рода преступной и мошеннической деятельности, по сути, в ближней перспективе делает многие российские компании, особенно связанные с потребительским рынком, слабо конкурентоспособными. Сегодня это еще не чувствуется, но буквально завтра, в условиях планового и постепенного перехода российской экономики в открытый режим ВТО, это скажется в полной мере.
Поясню, о чем идет речь. Когда вводился Закон о персональных данных в нынешней его редакции, ужесточение требований, наряду с прочим объяснялось ссылками на зарубежное законодательство и бизнес-практику. И вот здесь-то присутствовали либо немалая доля лицемерия, либо сознательное искажение реального положения дел.
Российский Закон о персональных данных весьма напоминает соответствующее законодательство многих развитых ведущих европейских стран. Однако проблема состоит в том, что уже сегодня, как по объему, так и особенно по темпам развития российский интернет-рынок значительно опережает рынки всех ведущих европейских стран. Более того, по оценкам российских и зарубежных специалистов, в следующем году российский потребительский интернет-рынок вырастет еще на 30% и по темпам своего роста войдет в ведущую пятерку мировых рынков.
Как известно, господствующие позиции в сфере информационных и интернет-технологий, а также веб-торговли занимают Соединенные Штаты Америки. Именно они диктуют сегодня мировую моду в этой области. Данное положение, в частности, подтверждает и тот факт, что буквально в прошлом месяце соответствующие координационные органы ЕЭС начали разработку предложений по унификации стандартов получения, хранения, обработки и доступа к персональным и бизнес-данным в масштабе всего ЕЭС в направлении сближения именно с американскими стандартами.
Поэтому имеет смысл посмотреть, а каковы же американские стандарты, кто и как может использовать персональные данные и какие уже существуют веб-сервисы, связанные с коммерционализацией личных данных.
Американское законодательство позволяет компаниям информационного бизнеса и data – брокерам собирать, обрабатывать, хранить и продавать личные сведения. Источниками личных сведений выступают данные государственных сайтов всех уровней – от федерального до районного, данные, предоставляемые самими пользователями, а также те или иные ресурсы коммерческих организаций, которые они формируют в соответствии с законодательством.
Надо сказать, что в настоящее время досье каждого платежеспособного американца содержит в среднем более 500 параметров, включая пол, возраст, семейное положение, родственные связи, вредные привычки, отношения с судебной системой, покупательские склонности, образование, адреса проживания, кредитную историю, состояние, имущество, хронические болезни и далее почти до бесконечности.
Помимо этих данных существуют данные, характеризующие, что называется, цифровую личность практически поголовно всех американцев и значительного числа пользователей интернета из других стран. Цифровая личность включает не только многие из перечисленных выше параметров, но и подробнейшую буквально посекундную запись активности человека в интернете. Надо понимать, что почти все основные мировые поисковики и социальные сети (естественно, за исключением китайских поисковиков и сетей и как бы российского Яндекса) являются американскими компаниями, собственно и располагающими данными о цифровых личностях.
Как я уже писала главным активом Facebook Цукерберг видит как раз невероятную по масштабам и заполненности базу цифровых личностей, объемом почти 900 млн. человек.
При этом, надо иметь в виду, что американское законодательство достаточно сурово относится к нарушению частной приватности. Но это нарушение оно видит в том случае, если используемые данные получены обманным, либо иным незаконным путем, а также, если используются сознательно во вред собственнику этих данных. А все это в свою очередь надо доказывать в судебном порядке.
Сами же компании мало интересуют данные на конкретного Джона Смита или Петра Иванова. Их интересует возможность построения многомерных классификаций потребителей. Причем им необходимо, чтобы под каждую конкретную задачу можно было построить свою классификацию, которая бы наиболее точно отражала характеристики нужной группы и позволяла бы, в конечном счете, с достаточно высокой степенью вероятности прогнозировать ее поведение. Т.е. бизнес в отличие от правоохранительных органов интересуют не отдельные юзеры, а группы потребителей, как можно с большей детализацией. Но выделить такие группы и спрогнозировать их поведение можно, только если иметь максимум информации о каждом конкретном человеке.
Кстати, согласно многочисленным опросам, в т.ч. проведенным наиболее авторитетными институтами общественного мнения, типа Гэллапа, подавляющая часть не только прагматичных американцев, но и консервативных европейцев готовы платить персональными данными за бесплатное пользование все совершенствующимися поисковиками и платформами социальных сетей. В Америке таких согласных в текущем году насчитывается 78%, а в Европе – 64%.
В этих условиях самое активное развитие получил бизнес информационных брокеров, клиентами которых в настоящее время являются не только поголовно все крупные и средние компании, но и к услугам которых все чаще прибегает даже небольшой и малый бизнес.
Ниже я приведу сайты наиболее популярных информационных брокеров. Зайдя на эти сайты можно составить четкое представление об услугах, которые предоставляют информационные брокеры, их возможности и условия предоставления услуг.
http://publicrecords.searchsystems.net/
http://www.acxiom.com/
http://www.experian.com/
http://www.equifax.com/home/en_us
http://www.transunion.com/
http://www.epsilon.com/
http://www.datalogix.com/
http://www.spokeo.com/
Поскольку англоязычный, и в первую очередь, американский интернет представляет собой светлое будущее рунета и экономические правила в нашей стране стандартизируются в соответствии с мировой практикой, есть все основания полагать, что нет альтернативы появлению информационных брокеров в ближней перспективе и в нашей стране. Весь вопрос в том, будут ли это брокеры российской юрисдикции или нет.
В любом случае появление информационных брокеров различного масштаба, направленности, действующих в самых разнообразных ценовых сегментах, серьезно изменит технологии и методы российской аналитики, маркетинга и, конечно же, конкурентной разведки.


Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы