Окт
28

Психоисторики за работой. Дело о взрыве. Часть вторая.

Психоистория -  это наука об управлении динамикой социума на основе знания математических, поведенческих и исторических закономерностей». Из письма Айзека Азимова Майклу О`Брайану, профессору, автору монографии о цикле  «Основание».

«Жизнь может быть выдуманной, смерть же всегда настоящая». Леонид Шебаршин.

Итак, как удалось выяснить  в первой части поста, Питер Швейцер описал обширную американскою программу целенаправленных технологических диверсий против Советского Союза и конкретные формы ее реализации, но нигде не упомянул о взрыве 1982 года. Швейцер писал о  поставках дефектного технологического и компьютерного оборудования, фальсифицированной проектной и научно-технической документации, которые вызвали многочисленные аварии, задержки, сбои при строительстве российских газопроводов и других крупных производственных объектов. Но, в противоположность Washington Post, Википедии и другим источникам, ссылавшимся на Швейцера, непосредственно о взрыве в книге не написано ни строчки.

Поэтому я обратилась к книге Томаса Рида «At the Abyss: An Insider’s History of the Cold War». Несколько слов об авторе. Томас Рид был одним из наиболее высокопоставленных военных чиновников США на протяжении длительного периода времени. За свою карьеру он был одним из руководителей разработок американского термоядерного оружия, заместителем министра обороны США, организатором предвыборной кампании Рональда Рейгана на пост губернатора Калифорнии и советником Рональда Рейгана во время его президентства.

В своей книге, в семнадцатой части «Королева сердца», на 267-271 стр. он прямо пишет о взрыве 1982 года на советском нефтепроводе. Рид увязывает взрыв с передачей Миттераном Рейгану досье Файервел. Далее он сообщает, что Рейган ознакомил с этим досье своего советника по экономическим войнам Гуса Вайса. Просмотрев материалы, которые передал Рейган, Вайс сказал: «Почему бы нам не помочь Советам в их закупках. Теперь мы точно знаем, что им нужно купить, чтобы, наконец, построить газопровод, который им нужен для получения твердой валюты. Давайте мы им и продадим то, что они хотят. Вспомним историю троянского коня и еще раз используем ее». Получив такой ответ, Рональд Рейган вызвал к себе Директора ЦРУ Уильяма Кейси и велел тому организовать поставку России бракованной техники, компьютерных программ, поддельную научно-техническую документацию и т.п.

Далее Рид пишет, что летом 1982 года система противовоздушной обороны Северной Америки  НОРАД засекла мощнейший взрыв в три килотонны, похожий на ядерный,  в районе Сибири. В Совете Национальной Безопасности начался страшный переполох. Тогда Гус Вайс сказал всем, чтобы никто не беспокоился. В чем дело, он объяснил 20 лет спустя. Вайс  рассказал, что взрыв был заранее запланирован, и представлял собой диверсию на магистральном газопроводе вследствие поставленного через подставные  фирмы оборудования с предустановленными дефектными элементами.

Вот собственно на эти страницы в книге Томаса Рида все и ссылаются. Именно они послужили базисом для статей в англоязычной и русскоязычной Википедиях и для статей в Washington Post и New York Times.

Однако оказалось, что Томас Рид был не единственным высокопоставленным чиновником, который говорил о взрыве. В известном ресурсе  The American Spectator большую статью  «Экстраординарный случай Файервела» опубликовал Ричард Аллен. Ричард Аллен долгие годы был альтер эго Рональда Рейгана, и в первые два года после избрания его Президентом занимал пост помощника по национальной безопасности и фактически формировал американскую политику в отношении Советского Союза.

В статье, посвященной взаимоотношениям Рейгана и Миттерана и истории, как и почему досье Файервела передали американцам, в качестве разработчика программы технологической войны против СССР упоминается все тот же Гус Вайс. Описывается примерно та же история, что и в книге Томаса Рида. В статье написано «Вайс рассудил, что технологии и программы, которые закупаются Советским Союзом, будут перед началом промышленной эксплуатации несколько раз предварительно проверяться. Поэтому Советам продавались оборудование и программы, сделанные таким образом, чтобы они могли выдержать несколько испытаний и включали в себя компоненты, вызывающие неисправность или их прямое уничтожение в определенный момент времени. Сенсационным результатом такой стратегии стал огромный взрыв почти в три килотонны на Сибирском трубопроводе в середине 1982 года».

Складывается достаточно парадоксальная картина. Два высоких должностных лица уверено пишут о крупнейшем взрыве. С другой стороны, я просмотрела множество воспоминаний работников Миннефтегазстроя СССР, начиная от прорабов, руководителей потоков, подрядных коллективов и вплоть до записок Б.Е.Щербины и Ю.П.Баталина, касающихся строительства ниток газопровода Уренгой-Помары-Ужгород. Практически везде отмечалось, что «Обстановка вокруг строительства газопровода все время оставалась крайне напряженной, советские люди героически преодолевали трудности, возникшие в результате козней внешнего противника». Во многих воспоминаниях описываются те или иные отказы, аварии, трудности в строительстве и эксплуатации газопровода, связанные с некачественной работой поставленного зарубежного оборудования, но нигде нет даже самого глухого упоминания об указанном взрыве. Т.е. сведения, извлеченные из воспоминаний советских участников строительства газопровода, совпадают с информацией, почерпнутой из книги Питера Швейцера, и полностью расходятся с данными Томаса Рида и Ричарда Аллена. Возникает вопрос: в чем же дело? Попробую предложить свой ответ на этот вопрос.

В мае этого года в ресурсе Версия за подписью Георгия Филина появилась статья «Американцы взрывали СССР». В статье речь идет о том, что американцы напрямую причастны  к взрыву на газопроводе Западная Сибирь – Урал – Поволжье, неподалеку от Башкирской столицы, который унес жизни более 600 человек. Взрыв этот произошел 4 июня 1989 года, когда рядом с  газопроводом взорвались два идущих навстречу пассажирских состава Новосибирск-Адлер и Адлер-Новосибриск.

Надо сказать, что в статье в качестве аргументации используются книги все того же Питера Швейцера и другие подобные источники, которые ни о чем подобном не писали. Т.е. казалось бы, мы имеем дело с чистой воды журналистскими домыслами и написанием статей на пропагандистскую потребу дня.

Однако внимательное изучение материалов следственного дела о взрыве заставляет отнестись к этой теме со всей серьезностью. Прежде всего, одна поправка. Взорвался не газопровод, а продуктопровод, по которому передавался сжиженный газ. Надо отметить, что, если в настоящий момент Россия значительно отстает в индустрии сжиженного газа от США, Катара и Австралии, то Советский Союз, напротив, занимал лидирующие позиции, что очень не устраивало США. Более того, данный продуктопровод был перестроен по решению Правительства из только что построенного, но не введенного в эксплуатацию газопровода, на котором как раз и использовались закупленные за рубежом промышленные и программные компоненты.

Официальной версией взрыва было повреждение газопровода из-за небрежности экскаваторщика, который проводил там работы. Еще одна версия состояла в том, что были допущены определенные просчеты в строительстве газопровода. При освещении катастрофы в газетах были  ссылки на показания машинистов поездов, проходивших недалеко от этого места и других людей. Характерно, что в материалах дела все эти показания отсутствуют. Не менее интересно то, что расследование длилось аж шесть лет, причем по его результатам никто не был привлечен к ответственности.

В соответствующем решении не было документальных подтверждений принятой официальной версии о повреждениях, нанесенных ковшом экскаватора. Более того, из 200 экспертов, привлеченных к рассмотрению дела, многие технические специалисты, работники правоохранительных органов и офицеры КГБ СССР, занимавшиеся антитеррористической деятельностью, прямо указывали на высокую вероятность именно террористической акции. В материалах дела существует много других маркеров, указывающих на диверсионный характер взрыва. Но все это является не единственными доказательствами того, что взрыв действительно имел место, но не в 1982, а в 1989 году.

Прежде всего, давайте прикинем. Абсолютно никто не ставит под сомнение наличие досье Файервела, его передачу Миттераном Рейгану. Все солидарны и в том, что на основании этого досье была разработана и реализована крупномасштабная технологическая война против СССР, руководителем которой был Уильям Кейси. Никто также не спорит, что передача досье от французов американцам произошла в июле 1981 года.  Совершено непредставимо, что в течение года можно было принять решение о начале технологической войны, подготовить и залегендировать подставные компании ЦРУ. Отправить в эти компании оборудованием с чипами с логическими бомбами, обеспечить его закупку Советским Союзом, который в этот же период должен был провести испытание оборудования, установить его на газопровод и запустить последний в эксплуатацию. За год все это сделать было просто невозможно. Чтобы подкрепить нашу версию, обратимся к имени Гуса Вайса, который собственно и был инициатором программы технологической войны и осуществления диверсий против СССР.

Гус Вильям Вайс был советником четырех Президентов по экономическим вопросам сверхсекретной военной политики. При Президентах Картере, Никсоне, Форде и Рейгане он принимал участие в разработке и реализации самых секретных разведывательных проектов. Его ближайшие друзья, например, известный адвокат Харрис Гилберт говорил, что он был одним из самых авторитетных людей в разведывательном сообществе и скрывал множество тайн, которыми никогда не делился с самыми ближайшими друзьями. На сайте ЦРУ до сих пор висят его материалы, посвященные досье Файервел.

Для нашей истории самым важным является то, что 25 ноября 2003 года, незадолго до опубликования книги Томаса Рида, где с Вайсом прямо связывается взрыв на газопроводе, он умер в результате насильственной смерти в Вашингтоне. В газетах о его смерти было рассказано только 7 декабря того же года. При этом было упомянуто, что обстоятельства его смерти до сих пор неизвестны. Все друзья г-на Вайса пребывали в шоке и однозначно исключили какие-либо версии самоубийства, либо возможность случайной смерти.

Позднее, полиция в Вашингтоне заявила, что обнаружила тело  Вайса перед черным входом в дом. Медицинский эксперт дал заключение о самоубийстве, предположив, что он выпал из окна своей квартиры. Однако, когда его друзья обратились в полицию с просьбой соединить их  с судебно-медицинским экспертом, то там сказали, что об этой экспертизе ничего не знают, а пресс-секретарь полиции сообщил, что дело не будет возбуждено, вследствие неясности причин смерти.

Известно, что незадолго до смерти Вайс говорил друзьям, что впервые за свою практику жестко выступает против интервенции  США. Речь шла о войне в Ираке. Он дословно повторял всем друзьям одно и то же: «Это первая военная акция, против которой я выступаю. Мы не должны идти на войну на Ближнем Востоке, не понимая, во что мы втягиваемся».

Теперь подробнее присмотримся к Томасу Риду и его книге. Предисловие к книге, что само по себе необычно, написал Джордж Буш-старший. При этом, в предисловии он отметил, что это первоклассная книга, «хотя я не всегда согласен с толкованием Томом конкретных событий и оценками суждения людей…» Второй любопытный момент связан  с тем, что на протяжении всей книги Томас Рид не скрывает антипатии к Нэнси Рейган и узкой команде Рональда Рейгана. Кстати и о взрыве он пишет именно в главе «Королева сердца» посвященной Нэнси Рейган. Что же касается ближайшей команды Рейгана, то на протяжении всех глав книги, относящихся к периоду правления Рейгана, он издевается над ними, называя их мудрецами, т.е «умниками-консультантами, интеллектуалами, способными только к рассуждениям, мечтательными Нобелевскими лауреатами, чиновниками кабинета, которые хотели общаться с Советами без коммунистов, и жесткими тупыми бюрократами». (стр. 141) Любопытно, что один из главных советников Рональда Рейгана и Уильяма Кейси, знаменитый Эдвард Люттвак недавно опубликовал на русском языке статью «Рейган доверял только интеллектуалам».

Из воспоминаний Люттвака и других ближайших членов команды Рейгана было известно, во-первых, какую роль в команде играла Нэнси Рейган, а во-вторых, что Буш был взят на пост Вице-президента по необходимости и имел собственную, конкурирующую с командой Рейгана, группу советников и других приближенных лиц. Между этими группами происходили постоянные, многочисленные конфликты. Одни из них были связаны с желательностью распада Советского Союза. Большинство команды Рейгана выступало против, в то время как Буш и его ближайшие советники стремились к этому, а остальная часть команды относилась с равнодушием.

Но и это еще не все. Ричард Аллен ушел с поста советника по национальной безопасности не по своей воле, а в результате скандала, в который опять же была вовлечена все та же Нэнси Рейган. Более того, во время своей государственной службы и в частном бизнесе он постоянно и тесно взаимодействовал с Диком Чейни, Дональдом Рамсфилдом и Полом Вулфовицем. Дик Чейни, как известно, был Министром обороны при Джордже Буше-старшем и Вице-президентом при Джордже Буше-младшем. При этом, в Америке во времена Джорджа Бума-младшего ходило суждение, что впервые Вице-президент в практическом плане значит больше, чем Президент. Что же кается Пола Вулфовица, то он был одним из самых влиятельных неоконов, заместителем Министра обороны в Администрациях Джорджа Буша-старшего и Джорджа Буша-младшего, человеком, который был в значительной мере идеологом и разработчиком знаменитого Патриотического акта.

Еще в 1992 году Пол Вулфовиц, один из лучших математиков-статистиков и специалистов в области социальной психологии, будучи Зам. Министра обороны, подготовил документ по осуществлению долгосрочной оборонной политики. В этом документе, в частности, было написано, что «Соединенные Штаты должны пресекать любые попытки развитых, индустриализированных государств оспаривать наше главенство и даже претендовать на региональное или глобальное лидерство».  За год до событий 11 сентября неоконсервативная организация Проект для Нового Американского Века (PNAC), в число основателей которой входили Дик Чейни, Дональд Рамсфилд и Пол Вулфовиц, опубликовала документ «Реконструкция обороны Соединенных Штатов: стратегия, сила и ресурсы и нового века». В гл. 3 документа говорилось: «На протяжении десятилетий Соединенные Штаты стремились занять прочную позицию в обеспечении безопасности Персидского залива. До тех пор, пока неразрешенный иракский конфликт будет служить оправданием американского военного присутствия в регионе, наше вмешательство будет подразумевать и смену правящего режима Саддама Хусейна». В документе, который, по сути, стал программой Администрации Буша, было подчеркнуто, что «основной задачей XXI века является сохранение и укрепление американского превосходства. А для выполнения поставленной задачи предлагается обеспечить защиту американских интересов в ключевых областях Европы, Восточной Азии и Ближнего Востока». Решение этих задач неоконы связывали с борьбой с противниками Америки и террористической угрозой. О роли, которую сыграли Чейни, Вулфовиц и Рамсфилд в событиях 11 сентября, подробно рассказано в книге известного канадского дипломата Питера Скотта «Наркотики, нефть и война: Соединенные Штаты в Афганистане, Колумбии и Индокитае». 11 сентября обеспечил неоконам предлог для вмешательства в Афганистане, Ираке и осуществления  всесторонней милитаризации внутренней жизни Америки.

Вот здесь-то, по моему мнению, и кроется разгадка книги Томаса Рида и статьи Ричарда Аллена. Взрыв, как результат спланированной диверсии, действительно, имел место. Но в 1989, а не в 1982 году. Здесь самое главное состоит во времени взрыва. Если это 1982 год, то всю ответственность несет Рональд Рейган и его команда. А если это 1989 год – то это уже Джордж Буш и совершенно другие люди. При этом, все эти люди к моменту опубликования книги Томаса Рида являлись ключевыми фигурами в кабинете Джорджа Буша-младшего. При этом, главным делом Джорджа Буша-младшего являлась на словах как раз борьба с терроризмом.

Согласитесь, что признание того, что люди, которые ведут борьбу с террористами, сами являются отъявленными террористами, на совести которых сотни человеческих жертв, ставит под сомнение не только российско-американские отношения, но  и искренность этих людей в борьбе с терроризмом. А соответственно, автоматически заставляет задать серьезнейшие вопросы в отношении юридического, организационного и военного обеспечения борьбы с терроризмом в лице к тому времени талибов Афганистана, правительства Ирака и Аль-Каиды, созданной самими американцами.

Характерно, что сила взрыва при Иглинской железнодорожной катастрофе под Уфой оценивается порядка девяти-двенадцати килотонн, что как раз сравнимо с атомным взрывом в Хиросиме. Взрыв был, как пишут многочисленные американские газеты, зафиксирован системой противовоздушной обороны североамериканского континента НОРАД.

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы