О проекте

Один легендарный нелегал однажды сказал: «Разведка – это практика, наука и искусство работы с информацией, и проведение на ее основе непросчитываемых, определяющих успех дела, действий». Существует множество определений разведки. Но это, на мой взгляд, лучшее.

Авг
18

Смуты в зоне турбулентности. Часть четвертая, заключительная.

Во втором номере за 2016 г. журнала «Стратегическая стабильность», издаваемого Российской инженерной академией и Академией военных наук  опубликована статья моей дочери Александры «Смуты в зоне турбулентности».  С учетом того, что журнал, хотя и является открытым, но рассылается по спискам, и не имеет интернет-версии, публикую материал серией из четырех частей. (См. Часть первая, Часть вторая, Часть третья).

Для понимания открытого Г.Гоббсом артефакта, ключевое значение имеют работы А.А.Богданова (Малиновского), позволяющие перевести феноменальный, сугубо теоретический, подход в плоскость экспериментальной, прогностической и конструктивной науки. А.А.Богданов, наиболее известный как автор «Тектологии», был знаменит не только этой книгой. Помимо участия в руководящих органах большевиков, написания увлекательных фантастических романов и разработки философского направления – эмпириомонизма, А.А.Богданов был подлинным медицинским светилом и одним из основоположников современной гематологии. Будучи по складу ума ученым-естественником, по темпераменту – революционером, а по чертам характера – практиком, он относился к обществу не как к большой машине, а как к сложному организму.

    Category БЛОГ     Tags
Авг
12

Смуты в зоне турбулентности. Часть третья.

Во втором номере за 2016 г. журнала «Стратегическая стабильность», издаваемого Российской инженерной академией и Академией военных наук  опубликована статья моей дочери Александры «Смуты в зоне турбулентности».  С учетом того, что журнал, хотя и является открытым, но рассылается по спискам, и не имеет интернет-версии, публикую материал серией из четырех частей.

Смысловой ряд господство – власть – доминирование  прямо подводит ко второму ключевому концепту тезауруса. Война прочно и неразрывно связана с насилием.  Соответственно, мир – с отсутствием насилия и сотрудничеством, либо с конкуренцией. Насилие вместе с агрессией относятся к числу наиболее описанных и широко используемых концептов теоретического дискурса и практического языка. Достаточно сказать, что по данным поисковой выдачи Google Scholar  с начала XXI века только на английском языке опубликовано более 40 тыс. научных исследований и книг по вопросам насилия и агрессии и почти полмиллиона статей. При всем разнообразии позиций, как выяснил российский исследователь В.Красиков, мейнстримным является понимание насилия как «непосредственного, физического или психического противоборства, принуждающего взаимодействия, контакта между основными участникам, сшибки тел и воль. В нем в итоге противоборства физических или волевых сил устанавливаются отношения господства-подчинения, регулирующие жизнь общества».[1]

    Category БЛОГ     Tags
Авг
8

Новый мировой беспорядок

Новый мировой беспорядок. Кримократия и выборы президента США
Елена Ларина, Владимир Овчинский

Резонансные события последнего времени, связанные с войной в Сирии, ожесточённым сопротивлением ИГИЛ, “Брекзитом”, попыткой переворота в Турции с последующими репрессиями к заговорщикам, чередой терактов в Европе, напряжённой ситуацией на Украине, постоянной стрельбой в США, вновь вернули в политический лексикон такое понятие как “новый мировой беспорядок”. Все эти внешне кажущиеся не связанными события вырастают на почве обостряющейся борьбы американского истеблишмента за сохранение своей мировой гегемонии, эвентуальную угрозу которой несут Российская Федерация и Китайская Народная Республика. “Экспорт хаоса” при этом становится основным инструментом Вашингтона уже не только на международной арене, но и внутри собственной страны. Причём использование этого инструмента явно коррелирует с приближением выборов 45-го президента США. Оба кандидата обвиняют друг друга чуть ли не в измене национальным интересам и угрозе национальной безопасности. Особенно преуспела в этом Хиллари Клинтон, обвиняя Трампа в пророссийской позиции и намекая на его тесные связи с Кремлём.

Полностью статью можно прочитать здесь.

    Category БЛОГ     Tags
Авг
5

Смуты в зоне турбулентности. Часть вторая.

Во втором номере за 2016 г. журнала «Стратегическая стабильность», издаваемого Российской инженерной академией и Академией военных наук  опубликована статья моей дочери Александры «Смуты в зоне турбулентности».  С учетом того, что журнал, хотя и является открытым, но рассылается по спискам, и не имеет интернет-версии, публикую материал серией из четырех частей.

Сегодня ранее считавшееся еретическим мнение о кризисном состоянии мира превратилось в мейнстрим. Это и неудивительно. Чем дальше, тем больше появляется свидетельств, что крушение Советского Союза в 1991 году  было не столько победным для Запада окончанием Холодной войны, сколько первым эпизодом системного кризиса нынешнего глобального мироустройства.

Необходимо выделить три главных тенденции кризиса, имеющие прямое отношение к теме текста. Во-первых, мир становится все более и более сложным.  Нарастание сложности не сводится лишь к усилению взаимосвязи всех компонентов, элементов, структур и даже персоналий в мире.  Данный аспект сложности наиболее наглядно иллюстрируется законом Меткалфа: удвоение участников сети в четыре раза увеличивает количество возможных взаимодействий между ними. Иными словами, связность мира растет  по экспоненте. На фоне роста сложности стремительно увеличивается анизотропность общества. Против ожиданий социум не стремится к единообразию.  Будучи соединенным разнообразными коммуникациями, финансовыми и производственными потоками, общество все более дробится на различного рода организованности  различного масштаба: от субкультур до языковых автономий. Усиливаются также противоречия между суверенитетом государств, амбициями транснациональных корпораций и интересами различных альянсов и сообществ. Наконец, темпы нарастания сложности превышают на сегодняшний день возможности управляющих систем. Я.Марчук успешно доказал это обстоятельство, создав принципиально новую формальную теорию расчета сложности[1].

    Category БЛОГ     Tags
Июль
31

Смуты в зоне турбулентности. Часть первая.

Во втором номере за 2016 г. журнала «Стратегическая стабильность», издаваемого Российской инженерной академией и Академией военных наук  опубликована статья моей дочери Александры «Смуты в зоне турбулентности».  С учетом того, что журнал, хотя и является открытым, но рассылается по спискам, и не имеет интернет-версии, публикую материал серией из четырех частей.

В последние годы не только среди военных аналитиков, но и широкой публики нет более популярного и обсуждаемого термина, чем “гибридные войны”. За без малого 15 лет появилось множество прилагательных, призванных отразить новые явления в военном деле. Ф.Хоффман ввел термин «гибридные войны». Ф.Арригин-Тофт – «асимметричные», генерал Д.Барно – «теневые», Э.Мэмфорд – «прокси»[1].

Внимательный анализ этих и подобных работ показывает, что они рассматривают одно и то же явление, делая акцент на различные его составляющие. По сути, военные теоретики похожи на персонажей известной восточной притчи о группе слепых мудрецов, обследующих слона. Тщательные анализ основных концептуальных работ англосаксонских мыслителей показал, что они заняты прежде всего феноменом новых форм и методов ведения войны. Эти феномены порождены как технологическими достижениями, так и особенностями геостратегической обстановки конца XX – начала XXI веков.  Из всего разнообразия терминов наиболее прижился, как наиболее гибкий, а потому и применимый, термин, предложенный Ф. Хоффманом « гибридные войны».  По факту все  остальные концепты вошли в состав гибридных войн на правах описания отдельных их черт и признаков.

    Category БЛОГ     Tags
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы