Дек
14

Ученье – свет, а что же тьма?

Знания, как известно, сила. Поэтому, бизнес решил, работников надо учить. Правильно, надо. Тот, кто знает секреты профессионального мастерства, владеет передовыми технологиями, навыками по специальности, принесет прибыль, будет способствовать развитию бизнеса. Вопрос только, как учить?

Дело на миллиард долларов

К редкому топ-менеджеру или кадровику не приходят с предложением заказать очередной тренинг. Поскольку знание – сила, то заказывают и платят. Так, давайте разберемся, что такое тренинг, с чем его едят и что он может дать, а чего не может. Был такой великий советский системщик Побиск Кузнецов. Он говорил, чтобы разобраться в чем-то, надо ответить на пять простых вопросов. Что? Как? Кто? Сколько? Зачем? Вот и используем эту простую методику. Ей богу, помогает почти во всех случаях жизни.

Начнем с ответа на вопрос – что. Едва ли не самый информативный портал о тренингах в Рунете – www.treko.ru. Среди уймы полезной информации там есть и масса определений, что такое тренинги. Выясняется забавная история. Точного определения нет. Более того, нет даже сколько-нибудь единого понимания сути тренингов. Есть только явно или неявно выраженная почти у всех зарубежных и российских тренеров мысль – тренинги имеют прямое отношение к образованию взрослых. Кроме того, the training – термин, который переводится как тренировка. Между тем, тренировка – это часть процесса и проводится она регулярно и часто. Однако, тренинг в российской практике – это в подавляющем большинстве случаев краткосрочное разовое мероприятие. Т.е., мы имеем дело с классическим, так называемым, нечетким понятием.

Отсюда несложно сделать два простых вывода. Во-первых, тренинги как-то связаны с острой потребностью обучения эффективным профессиональным навыкам. Во-вторых, при использовании любого нечеткого понятия, как хорошо известно когнитологам, один говорит одно, второй понимает абсолютно другое, а третий делает нечто третье.

Возникает идеальная ситуация для рождения брендов. Есть такая наука – семиотика. Она изучает, в частности, отношения между знаком, обозначаемым и тем, кто воспринимает этот знак. Когда используются нечеткие понятия, в зазор между знаком и обозначаемым влезает символ. Он может не иметь никакого отношения к обозначаемому. В результате подмены знака символом мы покупаем продукт или услугу, потому что это модно, престижно или свидетельствует о нашем высоком статусе, а не по их реальной способности удовлетворить наши нужды. В общем, хотели в университет, а попали на тренировку.

Перейдем к вопросу – как. Тренинг это не старое повышение квалификации, о котором помнят, возможно, бывалые кадровики. Это короткие занятия. Как правило, в российской практике тренинги имеют максимальную продолжительность четыре – шесть часов и длятся, как правило, не более двух дней. Вторая особенность тренингов – на них сначала рассказывается о теории, а потом происходит нечто. Это нечто и занимает основную часть времени, выделенного на тренинги. Нечто может быть разным. Некоторые бизнес-тренеры позиционируют тренинги, как сессии по решению ваших бизнес-проблем. Но, любой владелец даже маленького бизнеса понимает: решить бизнес-проблему за восемь–десять, а, как правило, четыре-шесть часов, да еще в аудитории из десяти – двадцати человек просто невозможно.

Есть, правда, и очень нужный вид тренингов, когда за короткое время их участникам дают общее понимание той или иной технологии и начальные навыки, как с этой технологией работать. Это очень полезно, но таких тренингов мало. Чтобы было понятно, о чем это я, приведу для примера несколько фамилий – Владимир Тарасов, Александр Деревицкий, Глеб Архангельский, Игорь Манн, Ася Барышева, Алекс Сухов, Игорь Викентьев, Дмитрий Норка, команда «ТРИЗ-профи» и т.п. То, что они делают, тренингами называть, в общем, неправильно. Это мастер-классы.

На уже упомянутом портале Тreko.ru было проведено наиболее масштабное в России за последнее время исследование качества бизнес-тренингов. Картина получилась просто убийственная. Не более 5% тренингов были охарактеризованы их участниками и самими бизнес-тренерами как высокопрофессиональные; еще 30% были отнесены к категории удовлетворительных, а остальные были признаны непрофессиональными.

Всегда интригующий вопрос – кто. Кто проводит тренинги? Независимые обследования дают примерно одни и те же результаты. Основную часть бизнес тренеров составляют психологи и консультанты. Как мы с вами понимаем, психологи, конечно, инженеры человеческих душ. Но, насчет бизнес-проблем имеются серьезные сомнения. Психологи могут научить общению. Навык, безусловно, важный, но далеко не единственный и практически для всех профессий, даже не решающий. Ситуация с консультантами сложнее. Хороший консультант, бесспорно, имеет глубокие профессиональные знания и навыки. Ему есть, что передать участникам тренингов. Но здесь, как любят говорить американские юристы, имеет место быть конфликт интересов. Грубо говоря, для консультанта важны люди кое-что знающие в области, где он консультирует. Это необходимо для того, чтобы говорить с ними на одном языке. Да еще чрезвычайно полезно для продвижения его главного продукта – консультационных услуг. Ведь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сопоставить цену тренинга и стоимость консультационных услуг. И определить, где маркетинг, а где продукт. Хотя еще раз подчеркну, послушать высокопрофессионального консультанта на тренинге всегда полезно.

Бизнес всегда волнует вопрос – сколько. Особенно в его прагматическом плане – почем. Сначала – сколько. Оценки рынка тренингов в Интернете различаются на порядок, поэтому возьмем наиболее широко используемый источник. По данным РБК, в конце 2009г. рынок тренингов (внешних и внутренних) составлял порядка 560 млн.долларов. По оценкам, за этот год он подрастет где-то миллионов на 50-70. Из них почти 70% приходится на Москву, 15% – на Санкт-Петербург, а 15% – на всю остальную Россию. Кстати, примерно также распределяется оборот бутиков брендовой женской одежды. Теперь – почем. Здесь разброс большой. Особенно для корпоративных тренингов. Примерно от 2-3 тыс. рублей до 15-20 тыс. рублей с человека, при среднем количестве 10-20 человек участников тренинга.

Зачем – вопрос вроде бы очевидный. Чтобы знали, умели, прибыль зарабатывали. Поэтому самой большой мечтой любого бизнес-тренера является проведение корпоративного бизнес-тренинга. Не надо собирать отдельных клиентов, ломать голову, заполнится аудитория или нет. При корпоративном тренинге выручка, перспектива и бренд обеспечены. Поэтому, если вы почитаете некоторые блоги бизнес-тренеров, то найдете там, просто как мантру, заклинание о том, что внутренние корпоративные тренинги бессмысленны.

Внутренний корпоративный тренинг – это тренинг, который проводится силами самой компании. В этом случае наиболее опытные, знающие и авторитетные работники обучают своих подчиненных, либо работников других отделов, с которыми они часто взаимодействуют. Как показывает опыт, например, ведущих аудиторских компаний, дело очень эффективное и полезное. Между тем, аргумент против внутрикорпоративных тренингов отдельные бизнес-тренеры приводят убийственный. Главным для бизнес-тренера, по их мнению, является не знание предметной области, а владение методикой тренинга. Т.е., в переводе с тренингового на русский – не важно чему учить, главное – как тренинговать.

Очень интересное обследование провел недавно портал HeadHunter. В ходе обследования выяснилось, что тренинги проводит примерно половина компаний. Из них треть обходится собственными силами, остальные две трети приглашают сторонних бизнес-тренеров. А вот теперь, что называется, внимание зала. Кто наиболее активно участвует в корпоративных тренингах? Полагаете, наиболее перспективные работники? Отнюдь. Наибольшая доля участников тренингов приходится на работников в возрасте от 18 до 25 лет. Уважаемые господа, хозяева бизнеса, топ-менеджеры и кадровики! Проверьте, а где и на каких должностях работают эти ребята. Наверно, и для них и для вас было бы лучше, чтобы они в вечерней или заочной форме окончили институт, профессиональные курсы, мастер-классы и «нахватались» знаний у Ваших опытных профессионалов. Кстати, интересно, на вопрос – что дают бизнес-тренинги, основная часть опрошенных ответила – во-первых, знания, во-вторых, информацию о том, что происходит в соседних отделах. Что касается знаний, то отправьте своих подчиненных получать их туда, где их действительно дают. Потому что получить знания за два-четыре часа невозможно. А вопрос, что происходит в соседних отделах, можно решить гораздо дешевле и без бизнес-тренера.

Если к Вам придут с предложением провести очередной тренинг, то вот несколько коротких советов. Прежде всего, попросите резюме бизнес-тренера – где он учился, где и кем работал. Важно и то, где и какие тренинги проводил. Потом попросите, чтобы на двух страничках Вам четко и ясно изложили ту технологию, которой будет посвящен тренинг. А заодно назвали написанные им книги, или предоставили презентационные видеоматериалы. После этого можно задать вопрос тренеру, какие конкретно дополнительные знания будут получены. А затем решать, стоит ли тратить деньги на тренинг. Вот такой простенький алгоритм.

Наше время – это эпоха брендов. Поэтому иногда под модным брендом «тренинг» кроется очень полезный для организации мастер-класс. Вся задача, собственно, и состоит в том, чтобы из горной породы извлечь золото знаний.

Жизнь в стиле коучинг

Америка – великая страна. Местные ребята умеют монетизировать все. Даже то, чего не существует. Не так давно появилось новое поветрие – коучинг. Это еще круче, чем тренинг. Если тренинг – понятие нечеткое, то коучинг относится к терминам наподобие улыбки чеширского кота. Вроде и есть, но попробовать трудно. Как написал один гуру от коучинга, если раньше модно было иметь психоаналитика, то теперь – коуча. Так что, уважаемые руководители, если у вашей жены есть персональный парикмахер, то у вас есть шанс получить персонального коуча. Осталось понять, что это такое и зачем он нужен.

Есть очень достойный, без всякой иронии, человек. Он служил в ВДВ, а это, согласитесь, нелегко. Потом, воевал за нас в Чечне. А это, согласитесь, вызывает уважение. После занимался многими делами. А в итоге, на его пути попался, с позволения сказать, коуч, который и убедил его стать коучем. Будучи человеком честным, он в своем блоге воспроизвел то, что коучи обычно говорят своим заказчикам: «Коучинг это не волшебный золотой ключик решения ваших проблем. Волшебный золотой ключик – это коуч и ваше общение с ним». Вот такая бизнес-магия.

В последнее время появилось много книг и тренингов на тему – как стать успешным коучем. Из них можно извлечь полезные для понимания нового способа монетизации фантомов, создаваемых для руководителей. Почему для руководителей? Потому что для большинства коучей интересны только они, поскольку платежеспособны. Поэтому лучший коучинг – коучинг для руководителя или, что еще круче, корпоративный коучинг. Корпоративный коучинг, это когда руководитель заказывает коуча для нескольких своих сотрудников. Самое смешное, что такое происходит. И не только на Западе, но и в России. И далеко не в единичных случаях. Хотя, как признаются коучи, рынку коучинга пока далеко до рынка тренингов.

Один из гуру коучинга в своей достаточно откровенной книге определил коучинг как обучение, позволяющее клиенту более эффективно решать его задачи за счет самосознания и обучения правильному мышлению. Вот тут то и остановимся. И коротенько переведем все это с коучингового на русский. Коуч перво-наперво должен выслушать клиента, создать для него благоприятную атмосферу. Потом он должен помочь клиенту осознать себя. И в заключение, дать ему правильное мышление. При этом сам коуч в соответствии со стандартами профессии, должен категорически избегать двух вещей. Во-первых, решать проблемы не только за клиента, но даже вместе с ним, т.е. разбираться в его предметной области, например, в бизнесе. Во-вторых, он в отличие от врача не должен нести никакой ответственности за клиента. Не верите? Почитайте книгу Олега Самольянова «Коучинг до самой сути: что важно?».

Итак, кем же, по сути, является коуч. Скажете, с кем можно пообщаться, создать благоприятную психологическую атмосферу, излить, что называется, душу. Ответ прост и очевиден – другу. Т.е., коуч, в одной своей ипостаси, это платный друг. Теперь, благодаря чему человек может глубоко осознать самого себя? Либо путем собственного жизненного опыта, либо, если человек верующий, обратившись к батюшке, мулле, ребе. Т.е., коуч в другой ипостаси – это платный духовный наставник. Звучит, правда, диковато, но тем не менее. И, наконец, коуч должен научить вас правильному мышлению. Когда-то в Европе этому учили на философских факультетах, а на Востоке – мастера дзен. В СССР этим занимались не без успеха ТРИЗ и школа Г.Щедровицкого. Ни в одной книжке по коучингу, я не нашла, как правильному мышлению учит коучинг. В общем, вот такая петрушка получается.

Теперь простой вопрос. Вы можете себе представить человека, который обладает талантом коммуникации, является духовным наставником и еще имеет высокую квалификацию методолога (именно методологи могут помочь овладеть технологиями правильной мыслетехники), и будет все это делать за деньги. Я, лично, такого представить себе не могу. Да и не только я. Это противоречит не только здравому смыслу, но и устоям духовного наставничества. Поэтому монетизировать, конечно, можно даже то, чего нет. Только стоит ли тратить на это деньги?

Рынок – есть рынок. И коль скоро, коучинг превратился в модное поветрие, под этим брендом иногда кроются очень полезные для бизнеса технологии. Поскольку коучинг, как правило, связывается с психологией, приведу только два примера чрезвычайно эффективных психотехнологий, которые позиционируются через тренинги коучинги. Это психотехнологии Олега Бахтиярова и методики Олега Матвеева.

Старые песни о главном

Знаете, какие сейчас тренинги самые востребованные? Тренинги по продажам. В десятке самых известных тренеров – семь относятся к бизнес-тренерам по корпоративным продажам. Все это немножко напоминает ситуацию с Титаником после столкновения с айсбергом. Все озабочены шлюпками, ну, на худой конец, надувным плотиком. Конечно, маркетинг – дело чрезвычайно важное. А умение продавать является одним из определяющих для успеха любого бизнеса. Правда, технологии продаж отнюдь не линейно связаны с обучением клиентоориентированности, телеалгоритмам звонков, и написанию гипнотических продающих писем. Вы же сами покупаете товар у поставщика не потому, что он вам написал письмо с НЛП изысками, и не потому что звонящий строил беседу по специальному алгоритму. Вы сами знаете, почему вы покупаете у Васи, а не Пети. Потому что у него соотношение цены и качества лучше, вы его знаете и уверены, что вместо семги не получите селедку. А все остальное, конечно, важно. Но не более чем обертка у конфеты. Главное, это продукт и его производитель. И вот тут-то и имеется самая большая проблема.

Самое главное, это произвести качественный продукт по конкурентной цене. Качественный и по конкурентной цене – характеристики, что называется, ключевые. Но они – прилагательные. А существительное – это продукт. А продукт – это технологии. А его создают технологии.

Положение в российском бизнесе меняется прямо на глазах. Если десятилетия все были озабочены дележом собственности, перепродажами, выжиманием максимума из изношенных производственных мощностей, то сейчас эта картина необратимо изменяется. В первом полугодии этого года в Россию массово пошли иностранные инвесторы. По обследованию журнала «Эксперт» только с мая по июль этого года начато 70 крупных производственных инвестиционных проектов на общую сумму больше 25 млрд.долларов. Начиная с третьего квартала, вслед за иностранными инвесторами инвестиционный бум поддержали и российские компании. Согласно статистике Минэкономразвития инвестиции в основные производственные фонды растут в 2010 г. по сравнению с 2009 г. в третьем квартале на 10%. Таких темпов не было очень давно. Одновременно, государство расширяет различного рода льготы и содействие высокотехнологичным компаниям.

На новых предприятиях должен кто-то работать, вновь вводимое современное оборудование должен кто-то обслуживать. В высокотехнологичных компаниях кто-то должен создавать новые продукты. И вот тут возникает самый главный вопрос. Все последние годы массами готовились финансисты, юристы, менеджеры, проводились тренинги по построению карьеры, созданию личных брендов, командообразованию и т.п. А бизнесу становятся нужны инженеры, технологи, конструкторы, айтишники, разработчики по наиболее конкурентным направлениям пятого и шестого технологического укладов. А еще, руководители, умеющие организовать их работу, юристы и финансисты, знающие, как обслуживать эти процессы, маркетологи и продажники, понимающие, как эффективно продвигать и продавать такие продукты.

Соответственно, во весь рост встает проблема ускоренной профессиональной доподготовки, повышения квалификации, получения новых профессиональных навыков овладения самыми передовыми технологиями.

А тут двухдневными тренингами и сессиями коучинга не отделаешься. Здесь дело серьезное, по сути, касающееся не только прибыльности, но и жизнеспособности бизнеса. Придется искать на рынке технологии ускоренной результативной профессиональной доподготовки и повышения квалификации самых различных профессий и категорий персонала.

Видимо, в самое ближайшее время сложится новая система. Она будет включать центры профессиональной переподготовки и повышения квалификации при ведущих, имеющих мировой авторитет учебных центрах. В качестве примера можно привести уже действующие Межотраслевой институт повышения квалификации МГТУ им. Н.Э.Баумана и Центр дополнительного профессионального образования МФТИ. Это базовый уровень.

Далее начинают складываться специализированные школы, ориентированные на ускоренное получение новых профессиональных навыков и овладение передовыми технологиями. Их отличительной особенностью является сочетание периодически проводимых мастер-классов с видеообучением, широкие возможности для которого предоставляют например, такие платформы, как Firmbook, COMDI. Большую роль здесь призваны сыграть и интерактивные видеокурсы ведущих отечественных и зарубежных специалистов по наиболее востребованным технологиям, навыкам и т.п., которые быстро и эффективно формируются при помощи продуктов Competentium.

Конечно, очень важно использовать эффективные методики ускоренной профессиональной до- и переподготовки взрослых для перестройки внутрикорпоративного обучения. Здесь, наряду с уже прошедшими проверку практикой мастер-классами от наиболее опытных и компетентных специалистов организации, можно применить наработки Юрия и Юлии Громыко. Пойдет в дело и опыт ускоренного повышения профессионального мастерства, разработанного Б.Ц.Бадмаевым.

И в заключение. Спрос всегда рождает предложение. А что предложить, сегодня у гуманитарных технологов есть.

Опубликовано на http://www.hr-portal.ru 30.10.2010

    Category БЛОГ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы