Май
27

Культура риска VS культура неопределенности: ключевой вопрос управления

Оригинальный перевод поста Филиппа Силберзана

Когда мы говорим о риске, надо различать два его типа. Первый  тип риска – когда вы делаете что-либо, приводящее к ошибкам, либо к неудовлетворительному результату. Школа и высшее образование приучают нас именно к такому пониманию риска.

Второй тип риска прямо противоположен. Это риск чего-либо не сделать, что могло бы быть полезным. Конечно, два эти типа риска связаны между собой. Но, как показывает практика, на первый тип мы обращаем внимания больше, чем на второй.

Такой подход имеет определенный смысл, потому что тотальная неудача может привести к уничтожению компании, огромным неприятностям в жизни человека, даже к проигранной войне. При этом мы полагаем, что возможностей у нас в будущем будет много. А об утраченных возможностях мы просто не задумываемся, поскольку, как говорил один знаменитый историк, история не имеет сослагательного наклонения. Я же добавлю – якобы не имеет.

Вся корпоративная культура заточена под первый риск. Сделано это в надежде повысить жизнеспособность системы. В отдельных случаях так и происходит, но от действительных неприятностей не спасает. Посмотрите судьбу двух крупнейших ипотечных агентств США, в свое время просто забитых специалистами по риск-менеджменту. В итоге агентств больше нет. Они разорились, утянув на дно всю американскую экономику и породив кризис 2008 года, а риск-менеджеры нашли себе новое применение.

В своей книге «Черный лебедь» Насим Талеб показал, что одной из фундаментальных и принципиальных ошибок финансистов является то, что они полагают, что все в жизни регулируется нормальным или гауссовым распределением. К реальности это не имеет никакого отношения.

Есть знаменитый пример казино Лас-Вегаса. Казалось бы, уж в казино во всех случаях действует закон нормального распределения, правит теория вероятности и во главу угла ставится случайность. А это все можно хорошо рассчитать. Соответственно, риск-менеджеры казино считали именно так, а служба безопасности следила за тем, чтобы поставщики казино обеспечивали его столами с идеальным покрытием, механически совершенными рулетками и симметричными шариками. Но, тем не менее, одно из крупнейших казино в Лас-Вегасе прогорело. Талеб стал разбирать, почему же это произошло. Выяснилось, что катастрофа началась с события, к казино, как к игре  прямо отношения не имеющего. В структуру казино входил развлекательный центр. Однажды два тигра из приглашенной трупы, а в казино приглашали лучших артистов Америки, напали на глазах тысяч зрителей на дрессировщика, растерзали его, а один из тигров умудрился выбить плохо закрытую дверь в клетку и ринулся на трибуны. Большой крови удалось избежать, но зал был закрыт, и сюжет показали по телевидению. Последовало разбирательство, в течение которого казино работало как обычно, а вот артисты перестали приезжать. В результате, как это ни удивительно для бравых риск-менеджеров, в игральные залы стало приходить заметно меньше посетителей. Меньше просто потому, что резко сократилось количество прибывающих в гостиницу казино гостей. Ошибка менеджеров состояла в том, что они считали риски только основного, как им казалось, вида деятельности казино. Другие они просто проигнорировали, за что поплатились. К тому же, сам бывая в Лас-Вегасе, могу сказать, что это казино отличалось от других только одним – шикарной программой американских и международных звезд первой величины, выступавших в концертном зале казино.

Второе важнейшее обстоятельство, на которое я хотел бы обратить ваше внимание – это различие между риском и неопределенностью. Впервые четкое различение между ними осуществил Фрэнк Найт, лауреат Нобелевской премии по экономике, автор знаменитой книги «Риск, неопределенность и прибыль». (Книга издана на русском языке, есть в сети – Е.Л.). Он определил это различие через теорию вероятности. Риск характеризует будущее, где заранее ясно распределение или совокупность исходов. Собственно весь бизнес страховых компаний построен на том, что на основе множества данных они рассчитывают вероятность событий по уже имеющимся прошлым данным. Особенно здорово это работает в случае массовых событий. Например, медицинское, автомобильное страхование и т.п.

Соответственно, неопределенность – это будущее, относительно которого мы не можем в силу тех или иных причин установить вероятность распределения исходов.  Классический вариант неопределенности являют знаменитые «Черные лебеди» Талеба.

Беда нашего общества и бизнеса состоит в том, что у нас много риск-менеджеров и крайне мало специалистов по неопределенностям. В бизнес-среде они вообще практически отсутствуют. Связано это в значительной степени с тем, что, несмотря на выражаемое на словах понимание, что мир стал другим, большинство людей, даже в крупных компаниях действуют исходя из того, что завтра – это плавное продолжение сегодня.

Я достаточно давно занимаюсь конкурентной разведкой. Как вы знаете, консультирую многие известные компании и в определенный момент убедился, что меня приглашают те владельцы и руководители, которые поняли, что «в датском королевстве не все в порядке», что конкурентная разведка – это не только анализ рисков и возможностей, а в значительной степени работа с неопределенностью и ее последствиями.

    Category МНЕНИЕ ГУРУ     Tags

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы