Март
18

Темная сторона силы: посторанжевые технологии информационного воздействия и взаимодействия. Часть вторая. Продолжение.

2011 год принес волну беспорядков в международном масштабе. Здесь и революции в Тунисе  и Египте, события в России, движение «Оккупируй Уолл-стрит» в Америке, бунты в Британии, Индии, Израиле. Во всех этих событиях соединялись новые инстинкты толпы и достижения информационных технологий.

Внимательным наблюдателям не составило труда за приевшейся констатацией о роли Twitter в этих событиях увидеть более глубокий слой. Он состоял в том, что все эти ситуации очень напоминали флэшмобы. Они же обнаружили, что речь идет не о бунте толпы, а о самоорганизующейся при помощи мобильных коммуникаторов общности, которая быстро сосредотачивается, рассредоточивается и вновь собирается. С флэшмобами эти события роднило не только использование коммуникаторов, но и то, что участники событий фиксировали все происходящее и сразу же выкладывали на YouTube. Мы имели дело с самоорганизацией в реальном времени соединенной с интернет-реалили-шоу.

Вся эта история коснулась меня лично. Когда в 2003 году я поставил своего рода социальный эксперимент,  то и в кошмарном сне не мог подумать о том, к чему это приведет. Тогда, как вы помните, коммуникаторы еще не были повсеместным явлением, и я используя электронную почту, отправил по электронной почте письмо друзьям. В них была просьба собраться на пять минут в одном месте вместе и сделать какие-нибудь экзотические вещи в самом центре Нью-Йорка. Так состоялся первый флэшмоб. После этого, в течение буквально трех месяцев эта мода охватила всю Америку и с тех пор больше не проходила. До последнего времени флэшмобы носили, как правило, чисто развлекательный, тусовочный характер. Например, хитом Америки стал флэшмоб у статуи динозавра в Центральном Парке, на который пришли молодые люди, одетые в бейсболки и майки с изображением динозавра. Понемножку флэшмоб, как и практически любая удачная придумка в Америке, был взята на вооружение бизнесом, прежде всего маркетинговыми и PR агентствами.

Я долго размышлял, почему флэшмобы получили такую большую популярность. Ответом мне стало само название – флэшмоб. Я придумал технологию, но название придумал несколькими годами позднее С.Савадж, аспирант Университета в Бёркли. Он создал популярный блог, целиком посвященный придуманной мной технологии и энтузиастам этого движения. К используемому мной термину «мобилизация» он добавил слово флэш – вспышка. Придумал он его не случайно. Дело в том, что еще в 1973 году известный американский фантаст Ларри Нивен написал небольшой, но очень популярный рассказ «Вспышка толпы». К своему стыду я его прочел уже после того, как Савадж рассказал, откуда он взял название.

Теперь представьте, в чем была суть рассказа. Ларри Нивен описал далекое будущее Калифорнии. Телепортация была не просто изобретена, а стала дешевой и общедоступной. На каждой улице стояли кабины телепортации, как раньше в Америке стояли телефонные будки.  В рассказе описывается, как в одном из городов беспорядки выходят из-под контроля,  и тележурналист обнаруживает, что при помощи телепортационных кабин со всей Америки в городок прибывает молодежь, чтобы посмотреть, поучаствовать в беспорядках и быстро вернуться на место, откуда прибыли. Это 1973 год. А теперь я вас спрашиваю, это вам ничего не напоминает?!

В лондонских беспорядках из 165 человек арестованных в районе грабежей у станции Энфилд 30% включают жителей улиц, примыкающих к станции, 30% – жителей близлежащих к Тоттенхэму районов Лондона, а 40% постоянно живут в достаточно далеких районах, не менее часа езды на скоростном поезде.

Флэшмобы объясняют способ самоорганизации, но не отвечают на вопрос, а почему происходит эта самая организация. Здесь, на мой взгляд, наиболее полный ответ дает Клиф Скотт из Университета в Ливерпуле. На протяжении 20 лет он проводил исследования в среде футбольных фанатов. Скотт тщательнейшим образом изучил культуру футбольных фанатов, их состав, образ мыслей и образ действий.

В результате более чем 20-летних исследований он выяснил, что в основе фанатского движения лежит так называемая модель ESIM. Ее можно перевести, как – движение  к получению идентичности. Поясню, что это такое. Самым характерным проявлением фанатского движения является насилие. Отсюда, как правило, движения футбольных фанатов объясняют на основе идей знаменитого француза Гюстава Лебона, который положил начало теории психологии и социологии толпы. Суть теории в том, что толпа действует неразумно под действием разрушительных инстинктов и распадается при малейшем воздействии на нее.

Исследования Скотта, его учеников и последователей показали, что для футбольных фанатов насилие ценно не само по себе, а как способ отождествления себя с определенной группой. Т.е. молодой парень идет в фанаты, чтобы обрести друзей, соратников, компаньонов, назвать можете, как хотите. Но суть состоит в том, что человек стремится попасть в группу себе подобных и отождествить себя с ними. По-научному это называется инстинктом социализации.

Исследования Скотта показали, что фанатское насилие имеет много побудительных мотивов, причем, все они, в конечном счете, производны от разделения мира на своих и чужих. Согласно этому исследованию, любой человек стремится найти своих. А дальше начинаются варианты. Он может применять насилие потому, что так принято среди группы, может заниматься им, поскольку ему противостоят чужие или враги.

Скотт связывает потенциал насилия того или иного сообщества, в его случае, фанатских группировок, с двумя основными фактами.

Первый он называет легитимностью. По данным его исследований и работ других социальных психологов толпа чувствует, насколько полиция и весь общественный строй заслуживают того, чтобы повиноваться. В исследовании Скотта и работах П.Торренса, профессора Университета штата Мериленд США  четко установлено, что если у людей наличествует даже не агрессия, а негативное отношение к власти, то в любой сколько-нибудь спорной ситуации при объединении таких людей в группу, а тем более, толпу, она с высокой степенью вероятности пойдет на конфронтационные действия. В случае же, если власть еще и слаба, то эти действия, как правило, будут выражаться в насилии и нарушении правил общественного порядка.

По словам Скотта, собрания сообществ в стиле флэшмоб привнесли в ситуацию принципиально новый аспект. Если до последнего времени решение о том, что конкретно будет делаться в той или иной ситуации принималось на месте, то теперь решение принимается до самого события. Раньше обретение фанатами идентичности или образование из отдельных людей сплоченной  группы занимало достаточно большое количество времени и требовало реального контакта. Теперь реально происходит встреча уже виртуально сформировавшегося, но оттого не менее сплоченного сообщества. Такова реальность.

    Category МНЕНИЕ ГУРУ     Tags

1 комментарий к записи “Темная сторона силы: посторанжевые технологии информационного воздействия и взаимодействия. Часть вторая. Продолжение.”

Прокомментировать

 
ОБО МНЕ

Последние записи

Сообщество Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Архивы